Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

Введение. Предпринимательская экономика. Часть Седьмая.

Существует ли вообще нечто такое, что объединяет все эти растущие предприятия, кроме собственно их роста вопреки предсказанной Кондратьевым стагнации? На самом деле все они служат примерами "новой технологии", полностью нового приложения знаний к работе человека, что, в конце концов, и является определением технологии. Однако электроника, или генетика, или новые материалы - это не "технология". "Новая технология" - это предпринимательский менеджмент.
Как только это становится понятным, появляется воз­можность объяснить удивительный рост количества рабо­чих мест в экономике США за последние двадцать лет и особенно за последние десять. Появляется возможность согласовать его даже с теорией Кондратьева. США и, до известной степени, Япония переживают то, что, наверное, можно было бы назвать "атипичным циклом Кондратьева".
Еще в 1939 году Йозеф Шумпетер впервые отметил: то, что на самом деле происходило в США и Германии с 1873 года до начала Первой мировой войны, не соответствует циклу Кондратьева. Первый цикл Кондратьева, обусловленный стремительным развитием сети железных дорог, завершился вместе с крахом Венской биржи ценных бумаг в 1873 году, крахом, за которым последовал крах бирж по всему миру и жесточайшая депрессия. Промышленность Великобритании и Франции погрузилась тогда в глубокую стагнацию, во время которой новые технологии - литье стали, телефонная связь, производство электроприборов, а также автомобилей - не могли обеспечить создание достаточного числа рабочих мест, чтобы компенсировать стагнацию в традиционных отраслях промышленности, таких как строительство железных дорог, угледобыча и текстильная промышленность.
В то же время этого не произошло в США, Германии и в Австрии, несмотря на катастрофические последствия краха Венской биржи для австрийской политики, от которых она полностью так никогда и не оправилась. Сначала эти страны сильно тряхнуло. Через пять лет они преодолели резкий экономический спад и их экономика стала расти снова, причем быстрыми темпами. В плане "технологий" эти страны ничем не отличались от стагнирующих Великобритании и Франции. Отличия в их экономической динамике объясняет один-единственный фактор: предприниматель. В Германии, например, главным и самым значительным событием в экономике в период с 1870 по 1914 год, несомненно, стало создание универсальных банков. Первый из таких банков, Deutsche Bank, был основан Георгом Сименсом в 1870 году. Главной задачей банка был поиск предпринимателей, финансирование предпринимателей и привитие им основ централизованного, ответственного менеджмента. В экономической истории США предпринимательские банки, такие как J. P. Morgan в Нью-Йорке, сыграли похожую роль.
И сегодня нечто подобное происходит в США, а также в Японии. Наукоемкая промышленность является тем сектором, в котором эта новая "технология", этот "предприни­мательский менеджмент" не прижились. Предпринима­тели Силиконовой долины продолжают работать в духе XIX века. Они продолжают верить в изречение Бенджа­мина Франклина: "Если вы изобретете лучшую мыше­ловку, покупатели сами придут к вам". Им все еще не приходит в голову задаться вопросом: что делает мышеловку "лучше" и для кого?
Существует, конечно, множество исключений - нау­коемких компаний, которым хорошо известно, как уп­равлять предприимчиво и новаторски. Стоит, однако, помнить, что исключения из правил имели место и в XIX веке. Немец Вернер Сименс создал в XIX веке компанию, которая до сих пор носит его имя. Американец Джордж Вестингауз, выдающийся изобретатель и выдающийся бизнесмен, оставил после себя две компании, которые по-прежнему носят его имя, одна из них - лидер в сфере транспорта, а вторая - ведущий игрок в индустрии электрооборудования.
Однако для предпринимателей наукоемкой промыш­ленности ролевой моделью, кажется, остается Томас Эди­сон. Эдисон, самый удачливый изобретатель XIX века, превратил изобретательство в научную дисциплину, ко­торую мы сегодня называем исследованиями. Но на самом деле он стремился к тому, чтобы создать свое дело и стать крупным бизнесменом. В то же время он провалил все деловые начинания, за которые брался, и его приходилось каждый раз отстранять от управления, чтобы сохранить каждое из начатых им дел. Большей частью наукоемких предприятий сегодня продолжают управлять так же, вернее, продолжают делать такие же ошибки в управлении, которые совершал Эдисон.
Это объясняет, во-первых, почему наукоемкие отрасли идут привычным путем: все начинается с восторженных откликов, стремительного развития, а затем следуют внезапный кризис и крах - "из грязи в князи и снова в грязь" в течение пяти лет. Большая часть компаний Силиконовой долины, а также большинство новых биотехнологических компаний все еще остаются изобретателями, а не новаторами, все еще рассуждают на заданную тему, а не занимаются предпринимательством. Это также, возможно, объясняет, почему наукоемкие отрасли до сегодняшнего дня подтверждают прогноз Кондратьева - они не могут создать достаточного количества рабочих мест, чтобы экономика в целом вновь перешла к росту.
А предпринимательским "ненаукоемким" компаниям путем систематических, целенаправленных усилий это удается.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
Введение. Предпринимательская экономика. Часть Шестая. Введение. Предпринимательская экономика. Часть Восьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта