Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.8. Рекомбинирующие инновации и источники открытий. Часть Восьмая.

Ford Motor Company добилась успеха благодаря тому, что она возвела мосты между различными отраслями и создала из их элементов организацию, где были лучшие люди, идеи и объекты, которые только можно было найти для производства автомобилей. Система Форда совершила революцию в автомобилестроительной отрасли, производстве и обществе, но это стало возможным исключительно благодаря тому, что своими корнями она уходила в уже существовавшие технологии. Десять взаимозаменяемых пистолетов Эли Уитни были предвестниками станкостроительной отрасли, которая породила точные станки. Машина по производству сигарет Джеймса Бонсака, вместе с бесчисленным множеством безымянных инженеров, работавших с оборудованием для обработки сигарет, зерна и муки, продолжала использовать эти идеи и объекты непрерывного производства. Идеи и оборудование литейного завода Westinghouse (которые в свою очередь основывались на уже имевшихся), конвейер скотобойни в Чикаго, а также транспортеры завода Huettman & Cramer объединились при создании конвейера Форда. И наконец, Форд полагался на таких людей, как Уолтер Фландерс и Макс Уоллеринг, знавших все о станках и о том, как они используются в этих отдаленных мирах. Все эти элементы оказались сырьем для настоящей инновации - массового производства.
Рекомбинация, революция и массовое производство в современном мире

Рекомбинирующие инновации прослеживаются и в ключевой технологии, ставшей двигателем биотехнологической революции. Эта технология - полимеразная цепная реакция или ПЦР - представляет собой биохимический процесс, который позволяет не только многократно воспроизводить и изучать отдельные цепочки ДНК, но и их связь с ДНК других биологических носителей. Это, в свою очередь, позволяет производить органические соединения. Технология ПЦР начала развиваться в начале 1980-х гг. и стала толчком к биотехнологической революции, свидетелями которой мы все сейчас становимся.
ПЦР оказала такое же влияние на молекулярную биологию, что и массовое производство на заводах Форда - на развитие современной фабрики. В частности, она позволила отдельным лабораториям получать молекулы ДНК в больших количествах и использовать их сначала для экспериментов, а затем - для создания генетически модифицированных организмов. По словам Пола Рабинова, ПЦР как новая технология предназначалась для того, чтобы "сделать доступным все то, чего раньше не хватало".
Но была ли ПЦР изобретением? Комиссия, которой предстояло выбрать лауреата Нобелевской премии в 1993 г., ответила на этот вопрос утвердительно, и эта престижная научная награда досталась Кэри Маллису, ученому из Cetus Corporation, который инициировал исследования в этой области в далеком 1983 г. Суд согласился с мнением этой комиссии и признал патенты Cetus Corporation законными, несмотря на многочисленные судебные иски с требованиями прекратить их действие.
Но за всем этим скрывается довольно туманная история. Кэри Маллис однажды так описал свое достижение:
"В некотором смысле я объединил уже существовавшие элементы, но именно так всегда и поступают изобретатели. Как правило, создать новые компоненты невозможно. Новый элемент, если его можно назвать таковым, - это всегда комбинация уже существующих элементов... Изобретением стало то, что я проделывал одну и ту же операцию снова и снова и получал одинаковый результат . На юридическом языке это звучит так: "предоставил неожиданное решение давнишней проблемы". Так можно определить любое изобретение, в том числе и ПЦР".
Что же сделал Маллис? Он объединил несколько давно известных технологий - получения олигонуклеотидов (отдельных составляющих ДНК), отделения этих фрагментов от других элементов молекулы с помощью гелиевого электрофореза, а также перенесения и выявления их на мембране. Все эти технологии были хорошо известны биохимикам, а новые открытия в биохимии постоянно совершенствовали их. Но выявление, изоляция и воспроизведение отдельных фрагментов ДНК по-прежнему представляли собой тяжелый и длительный процесс. Возможно, именно поэтому Маллис задумался, как его можно было бы упростить и ускорить. Главное его достижение - в том, что он понял, как объединить эти технологии и получить полимеразную цепную реакцию, позволявшую использовать полученные фрагменты ДНК с тем, чтобы на их основе производить еще больше новых фрагментов. В результате получился показательный производственный процесс, где на каждом новом этапе "изготавливалось" в два раза больше фрагментов, чем на предыдущем. Благодаря рекомбинирующей инновации Маллиса ученым стало гораздо проще и дешевле получать любой фрагмент генетического кода в достаточных для работы количествах. Произвела ли ПЦР революцию? Да. Но это мало что объясняет. Лучше будет спросить, почему эта революция стала возможной - то ли потому, что ПЦР была настоящим открытием (т.е. когда Маллис понял, как объединить существующие элементы именно так, как нужно было ему), то ли потому, что необходимые элементы на тот момент уже суще­ствовали. Мы еще не можем до конца осознать важность "изобретения" Маллиса, но ПЦР уже коренным образом изменила разработку и производство новых лекарственных средств в фармацевтической отрасли. Сам же Маллис считает, что его вклад заключался не в создании абсолютно новых идей или технологий, а в оригинальной рекомбинации уже существовавших элементов.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.7. Рекомбинирующие инновации и источники открытий. Часть Седьмая. 2.9. Управление рекомбинирующими инновациями





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта