Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

Предпринимательское общество

"Каждому поколению требуется новая революция", - сделал вывод Томас Джефферсон в конце своей долгой жизни. Его современник, Гете, великий немецкий поэт, будучи архиконсервативным, озвучил подобную мысль, когда сказал в преклонном возрасте: Vernunft wird Unsinn Wohltat, Plage1.
Как Джефферсон, так и Гете выражали недовольство своего поколения наследием эпохи Просвещения и Фран­цузской революции. Они, наверное, сказали бы то же самое спустя сто пятьдесят лет и о наследии того вели­кого обещания, Социального Государства, которое было впервые дано в имперской Германии обиженным и обез­доленным и которое превратилось сегодня в "удел каждо­го" и легло непосильной ношей на тех, кто входит в ряды рабочей силы. Институты, системы, методики, в конце концов, отживают себя, как и товары, процессы и услуги. Так происходит, когда они достигают своих целей, и так происходит, когда им не удается достигнуть своих целей. Механизмы могут по-прежнему работать, но исходные предположения, лежащие в их основе, утрачивают свою актуальность. Так, например, случилось с демографи­ческими предпосылками, которые лежали в основе здра­воохранительных программ и пенсионных планов всех развитых стран последние сто лет. Тогда, действительно, разумное становится нелепостью, а блага недостатками.
Вместе с тем "революции", как стало понятно еще во времена Джефферсона, не являются панацеей. Их нельзя спрогнозировать, ими нельзя управлять, их невозможно контролировать. Они приводят к власти не тех людей. Их результаты - весьма прогнозируемо - оказываются прямой противоположностью их обещаниям. Всего через несколько лет после смерти Джефферсона в 1826 году великий анатом правительства и политики Алексис де Токвиль указал на то, что революции не разрушают тюрем старого режима, они их расширяют. Самым стой­ким наследием Французской революции, показал Ток-виль, было укрепление как раз тех оков, что сковывали дореволюционную Францию: страна оказалась в руках никем не контролируемой и никому не подвластной бю­рократии, а вся политическая, интеллектуальная, худо­жественная и экономическая жизнь сосредоточилась в Париже. Главными последствиями Октябрьской рево­люции в России стала новая форма рабства для земле­дельца, всесильная тайная полиция и жесткая, коррум­пированная бюрократическая система, отрицающая все новое - т.е. все то, против чего особенно яростно высту­пали противники царского режима, русские либералы и революционеры. И то же самое можно сказать о "вели­кой культурной революции" Мао.
Действительно, нам теперь известно, что революция - это иллюзия, распространенная иллюзия XIX столетия, а на сегодня, возможно, самый развенчанный из его ми­фов. Теперь нам известно, что революция не представляет собой какого-то достижения и начала чего-то нового. Она становится результатом дряхлости и упадка, следствием банкротства идей и институтов, неспособности самооб­новления.
Но также нам известно, что теории, ценности и все творения рук и умов человеческих действительно стареют и теряют гибкость, отживают свое и превращаются в "бремя".
Инновации и предпринимательство, таким образом, нужны обществу не меньше, чем экономика. Некоммерческим организациям и учреждениям они нужны не меньше, чем бизнесу. Как раз потому, что инновации и предпринимательство не меняют все "коренным образом", а делают все "постепенно", новый товар здесь, новый метод там, новая услуга еще где-то. Потому, что их не планируют заранее, потому, что в их основе лежат возможности и потребности; потому, что их можно попробовать, и они сойдут со сцены, если не принесут ожидаемых и необходимых результатов; потому, что они прагматичны, а не догматичны, скромны, а не грандиозны. Потому, что они придают любому обществу, любой экономике, отрасли, сфере ока­зания услуг, компании способность к самообновлению. Они достигают того, чего надеялся достичь Джефферсон посредством революции в каждом поколении, причем без кровопролития, гражданской войны или концентраци­онных лагерей, без экономических катастроф, но с четко поставленной целью, заданным направлением движения, под полным контролем.
Нам нужно предпринимательское общество, в котором инновации и предпринимательство - нормальное явление, постоянная, непрекращающаяся деятельностью. Точно так же, как менеджмент превратился в обособленную составляющую всех современных организаций и учреждений, а также в нечто, что связывает воедино наше общество организаций, так инновации и предпринимательство должны превратиться в интегрирующую, жизненно важ­ную деятельность в наших организациях, в нашей эконо­мике, в нашем обществе. Управленцы во всех организациях и учреждениях должны заботиться о том, чтобы инновации и предпри­нимательство превратились в нормальную, непрерыв­ную, повседневную деятельность, практику их собствен­ной работы и работы их организаций. Предоставить им концепции и инструменты для достижения этой цели - задача данной книги.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
Изменение ценностей и характеристик. Часть Шестая. Предпринимательское общество. Часть Вторая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта