Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

9.4. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Четвёртая.

Внимательно следите за популярной и финансовой прессой; ищите в ней любые указания возможных изменений на рынке, даже если эти рассуждения отрицают логику и поведение рынка в прошлом. Если говорить о Японии конца 1980-х, журналистский анализ показывал, что традиционная взаимосвязь между курсами и доходностью ценных бумаг в данном случае неприменима, поскольку в этой стране используются другие принципы бухучета. Если говорить об интернет-мании конца 1980-х, то лучшие умы указывали на то, что информационный век базируется на новой парадигме стоимости, которая не совсем учитывается традиционными методами бухучета и соответствующими методиками фундаментального анализа.

На самом деле поменялась не базовая информация (коэффициент “цена-прибыль” и сегодня остается коэффициентом “цена-прибыль”), а выводы из нее. И в наиболее экстремальной форме, когда информация способна породить неуемный оптимизм, и этот оптимизм подогревается умеренными рисками, рождается “мыльный пузырь” рынка.

Если говорить о “мыльном пузыре” Интернета, этот цикл имел “сообщника” в форме ограниченного предложения ценных бумаг, или так называемого флоута. Нехватка бумаг интернет-компаний была настолько острой, что рыночное влияние каждого покупателя сказывалось на рынке сильнее, чем обычно, еще больше раздувая этот пузырь. Флоут — это ценные бумаги компаний, выпущенные на рынок и доступные для заключения сделок. Зачастую, когда ценные бумаги впервые выбрасываются на рынок, некоторые акции в обращении продаются с ограничениями — либо потому, что они принадлежат инсайдерам, либо потому, что они были эмитированы для основных поручителей с такими ограничениями. Флоут, выраженный в процентах от акций в обращении новых интернет-компаний, был по историческим стандартам очень низким — нередко 10 и менее процентов. А это означает, что такой флоут не вызывает достаточного интереса рынка, чтобы изменить курс акций. Например, если флоут составляет пять миллионов акций, а инвестор в среднем владеет тысячей акций, их рыночная цена определяется торговыми операциями всего нескольких тысяч инвесторов.

Самый быстрый эффект небольшого флоута заключается в том, что спрос сосредоточивается на группе наиболее оптимистичных инвесторов. Если компания выпустила сто миллионов акций и вложила их все в рынок, ей придется раскинуть очень большую сеть, чтобы найти инвесторов, желающих их приобрести. Предельный инвестор (теоретическое понятие, наиболее чувствительный к текущей рыночной цене инвестор, который при небольшом ее изменении соглашается или отказывается инвестировать. — Примеч. перев.) обычно более сдержан при оценке потенциала компании, чем самый оптимистичный, который всегда первым готов купить акции. Однако, если на рынок было выброшено всего пять миллионов акций, предельный инвестор будет набавлять цену не хуже, чем оптимистичный. В итоге акции непременно будут иметь более высокую цену, чем если бы на рынке было доступно больше акций в обращении. Иными словами, своими действиями инвесторы без особого труда создают настоящий “взрыв” цен.

Эмиссии небольших флоутов привели к взлету цен акций целого ряда интернет-компаний. Например, после того как Всемирная торговая организация (ВТО) в ноябре 1999 года достигла договоренности с Китаем, цены на акции небольшой китайской интернет-компании, China.com, обслуживавшей тогда только китайскую аудиторию, выросли почти в два раза всего за один день. Объемы торгов почти в два раза превышали флоут — т.е. каждая доступная акция торговалась дважды. В результате торговли на флоуте, составлявшем всего 5% от акций в обращении, рыночная стоимость компании выросла до нескольких миллионов долларов. (Иногда повышение цены было обусловлено ни чем иным, как наличием в названии компании слова “China” или “com”. Например, China Pacific, фирма по производству железа и стали из провинции Сычуань, имела настолько слабые акции, что несколько ранее в том же году они были сняты NASDAQ с котировки. Однако в период эйфории, вызванной достижением договоренности с ВТО, эти акции выросли в цене буквально с грошей до 2 долл. за штуку — и произошло это исключительно из-за удачного названия компании.) Другие инвесторы увидели в повышении цены China.com подтверждение высокой ценности этой фирмы и были готовы платить даже больше. В итоге суммарная рыночная капитализация компании выросла до многомиллиардного показателя, что в одночасье превратило ее в важного игрока рынка и внушило инвесторам идею о ее невероятной стабильности.

Уже после возникновения “мыльного пузыря” влияние небольшого флоута на цены обострялось еще сильнее вследствие широкого разброса мнений относительно самого Интернета. Трудно ожидать разнообразия мнений в отношении обычных отраслей старой экономики, которые просто выводят на рынок товары с известными затратами и для известных пользователей. Убеждения наиболее оптимистичных инвесторов в этом случае обычно отличаются от мнения самых пессимистичных только во второй десятичной точке. Зато фирмы, стоящие на передовом крае цифровых технологий и виртуальной новой экономики, или те, которые открывают нам двери в новую эру информации — хоть и без каких-либо заметных средств поддержки, — предоставляют наиболее оптимистичным инвесторам полную свободу. Их идеи относительно перспектив инвестирования в такие компании многократно превышают ожидания среднестатистических инвесторов, которые продолжают думать о прибылях и поступлениях, что называется, в линейном ключе. Такой оптимизм в своем крайнем проявлении подогревается умелым маркетингом — сродни тому, который превращает игры Суперкубка из простого футбола в событие мирового масштаба. Самоусиливающиеся и самофинансируемые механизмы назойливой, крикливой рекламы во сто крат обострили всеобщую интернет-лихорадку. Миллиарды долларов переместились из карманов инвесторов в сундуки интернет-компаний, после чего были потрачены на рекламу, наперебой их расхваливающую, рекламу, в которой беззастенчиво расписывалось их превосходство и захватывающие дух перспективы. И кто, как вы думаете, активно использовал эту рекламу? Большая группа интернет-аналитиков, начиная c Мэри Микер из Morgan Stanley и заканчивая Генри Блоджетом из Merryll Lynch — зазывал, заставивших практически любую компанию, с которой они работали, поверить в недостатки традиционной инвестиционной деятельности. В этот период рекомендации аналитиков Уолл-стрит покупать ценные бумаги в сотни раз превышали их рекомендации продавать активы.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
9.3. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Третья. 9.5. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Пятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта