Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

9.27. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Двадцать Седьмая.

Кроме того, как я уже говорил, инвесторы, принимая решения относительно своих активов, иногда отклоняются от рациональных принципов. Это касается даже самых опытных профессионалов. Вдруг в какой-то момент они принимают решения, руководствуясь совсем не теми мотивами, которыми руководствовались, формируя позиции. Кроме того, они принимают решения, базируясь на произвольных ориентирах, одним из наиболее известных из которых является так называемый эффект распределения — тенденция сохранять позиции “ниже ватерлинии” (т.е. по которым предполагается совершение сделки по невыгодной цене по сравнению с текущими рыночными ценами. — Примеч. перев.) в надежде на то, что они могут принести в будущем какую-нибудь прибыль. Противоположной стороной медали этого эффекта является тенденция быстро избавляться от позиций, которые приносят деньги. Я убежден, что причина, по которой многие инвесторы быстро избавляются от выигрышных позиций и, соответственно, причина, по которой они держатся за проигрышные, заключается в том, что они оценивают свой успех — как минимум, частично, — исходя из процентного соотношения побед и поражений. Иными словами, они торгуют, чтобы выиграть, а не чтобы максимизировать совокупный доход от своей инвестиционной деятельности. А в этом случае сумма прибыли или убытка менее важна, чем количество операций-победителей в сравнении с количеством операций-“лузеров”. Если же вы стремитесь максимизировать процент своих победных операций, вам надо следовать такому правилу: быстро избавляться от прибыльных позиций с тем, чтобы включить в список своих побед очередную, и сохранять проигрышные позиции в надежде, что ситуация с ними изменится на противоположную. В конце концов, если ситуация с позицией не способна измениться к лучшему, это будет означать очередную потерю, какой бы она ни была — 2 или 20%.

Инвесторы также иногда используют нерациональное поведение, которое, с моей точки зрения, является центральным компонентом эмпирической демонстрации успеха импульсных стратегий. Если на рынок поступает новая информация, указывающая на то, что текущая рыночная цена явно занижена, цены быстро откорректируются, поднявшись до нового уровня. Но зачастую цены растут медленно, превращая успех операций покупки в тенденцию. Одной из причин такого медленного темпа корректировок является то, что многие инвесторы вынуждены переходить на новые позиции постепенно, либо потому что им при этом приходится проходить процедуру одобрения, либо потому, что им необходимо инвестировать очень значительные суммы, а они не хотят разрушать рынок. Но есть и еще одна причина — то, что инвесторы, оценивая изменения рынка, пользуются произвольными временными рамками. Если курс ценной бумаги в течение дня повышается, некоторые инвесторы воздерживаются от операций, считая, что на “этот праздник они уже опоздали”. Однако уже на следующий день или через день они действуют так, будто ориентировочный курс уже восстановился. Предыдущая тенденция тут же забывается, и если в этом временном промежутке курс остается стабильным, эти же инвесторы начинают активно торговать, действуя как “храповое колесо” и стимулируя дальнейшее повышение курса. В итоге цена на рынке повышается неритмично и нерегулярно.

Через два года я ушел из ZBI и занялся тем, что меня давно уже интересовало, — начал управлять хеджевым фондом как семейным предприятием. Два моих старших сына к тому времени уже закончили колледж, один с дипломом факультета математики, а другой с дипломом компьютерщика, так что сырье для создания такого бизнеса у меня имелось. Мое внимание привлекли две возможности. Первой была Citigroup. Там работала моя бывшая коллега, Таня Бедер, которая возглавляла подразделение хеджевого фонда, Tribeca Investments. Вторым вариантом, который я в итоге и выбрал, была FrontPoint Partners, организация, созданная тремя “эмигрантами” из Morgan Stanley и Tiger Fund. FrontPoint Partners изначально отличалась весьма привлекательной и дальновидной со стратегической точки зрения структурой. Она предлагает клиентам менеджеров хеджевых фондов со всей поддержкой вспомогательного персонала и инфраструктурой для исполнения торгов и юридического и маркетингового сопровождения, за что взимает определенную часть комиссионных, полагающихся инвестиционным менеджерам. Но менеджеры могут также на партнерских основаниях иметь долю в капитале материнской компании, следовательно, их интересы в основном совпадают с интересами инвесторов. Такая структура была выбрана основателями компании не только потому, что они хотели избавиться от ментальности “наемного убийцы”, характерной для большинства хеджевых фондов, которые владеют отдельными инвестиционными портфелями, но и потому, что они стремились избавиться от одного из крупнейших недостатков хеджевых фондов и инвестиционных фирм: трудности с превращением фонда в реальные деньги.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
9.26. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Двадцать Шестая. 9.28. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Двадцать Восьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта