Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

9.19. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Девятнадцатая.

И трейдеры, использующие стратегию статистического арбитража, и маркетмейкеры сталкиваются с одной и той же проблемой — так называемой проблемой неблагоприятного отбора. Им не известно, чего именно они не знают. Это довольно легко объяснить в контексте покупки подержанных машин. Когда вы покупаете новый автомобиль, вам трудно знать его относительное качество, но, посидев какое-то время за рулем своей покупки, вы сможете оценить, хорошая это машина или нет. Теперь у вас есть информация, которой нет ни у кого другого. Человек, купивший плохой автомобиль, по всей вероятности, захочет от него избавиться, продав его на рынке подержанных машин. На этом рынке никто не сможет сразу понять, насколько хорош ваш конкретный автомобиль, поэтому вы сможете продать его дороже ее реальной стоимости. А вот тот человек, которому повезло купить хорошую новую машину, вернее всего, будет за нее держаться, ведь, продав хороший автомобиль, он опять вынужден будет сыграть в лотерею, и, возможно, в следующий раз удача от него отвернется.[5]

Точно так же, как покупатель подержанного автомобиля никогда не может быть уверен в том, какую информацию скрывает от него продавец, покупатель на финансовом рынке никогда не может быть уверен в том, что с интересующей его ценной бумагой в данный момент ничего не происходит. Лицо, которое становится другой стороной сделки, может обладать внутренней информацией о компании-эмитенте; ему может быть известно о том, что в скором времени на рынок будет выброшена намного большая партия ценных бумаг, и т.д. Даже если забыть о проблеме неблагоприятного отбора, если кто-то размахивает белым флагом и пытается преодолеть эту проблему, открыто объявляя о себе — подтверждая ради всеобщего удовлетворения, что он торгует исключительно потому, что нуждается в ликвидности, и не владеет никакой конфиденциальной информацией, и готов пойти на дальнейшие уступки, если кто-то согласится купить у него эту позицию, — трейдер, который приобретает эту позицию, все равно идет на риск, ведь у него нет никакой гарантии, что цена в период между покупкой позиции и моментом, когда он решит ее перепродать, не упадет еще ниже. За данной продажей может стоять еще много продавцов, которыми тоже движет потребность в ликвидности; возможно также, что будет сделано какое-то неожиданное экономическое объявление, которое повлияет на рынок.

Проблема неблагоприятного отбора особенно сильно беспокоит маркетмейкеров, в частности, маркетмейкеров, работающих в специализированных областях, таких как корпоративные облигации, ценные бумаги, обеспеченные пулом ипотек, и бумаги развивающихся рынков. Долгосрочный успех их бизнеса зависит от готовности удовлетворить спрос на торговые операции. При возникновении кризисной ситуации отдел по торговле ценными бумагами развивающихся рынков какого-либо банка, возможно, не найдет ничего лучше, как “спрятаться в укрытие”, но он должен быть готов в любой ситуации провести сделку. Долгосрочная жизнеспособность этого отдела определяется его умением вести дела максимально организованно, а это означает, что ему надо уметь привлекать активы своих клиентов и следить за тем, чтобы его собственные активы росли, даже если ему известно, что в будущем ситуация скорее ухудшится, чем изменится к лучшему. Конечно, он может попытаться снизить цены и ограничить спрос рынка на пролажу. В теории более низкие цены приведут к уменьшению объемов продаж и в конечном итоге даже заставят некоторых трейдеров, занимавших до этого нейтральную позицию, начать покупать. Но, как мы убедились в 1987 году, во время кризиса это правило не работает.

Поставщик ликвидности обычно ожидает, что сможет заработать на сделке, потому что, снабжая продавца ликвидностью, несет определенный риск. Чем волатильнее рынок, тем выше вероятность того, что цены будут изменяться неблагоприятно для поставщиков ликвидности. Чем менее ликвиден рынок, тем дольше необходимо сохранять позицию, и, следовательно, тем выше уровень риска. Кроме того, поставщик ликвидности может ожидать, что заработает вследствие альтернативных издержек, связанных с сохранением свободных наличных для спекулятивных позиций, и времени, затраченного на наблюдение за рынком и принятие решений относительно сделок.

Сначала менеджмент Morgan Stanley зарезал курицу, несущую золотые яйца, — ликвидировал отдел статистического арбитража, — но в 1992 году отдел торговли собственными акциями нанял молодого выпускника Принстона, Питера Маллера, который должен был восстановить этот подход, создав новую систему статистического арбитража. Ему пришлось начинать с нуля, применяя пакет компьютерных программ, используемых в статистическом анализе. Первые месяцы работы Питера в Morgan Stanley были чрезвычайно трудными, у него оставалось не больше месяца для выполнения поставленной перед ним задачи, но тут он проявил себя с самой лучшей стороны, с чего началась целая череда лет прибыльной работы, без единого неудачного месяца. Компьютеризированный трейдинг привлекал сотни миллионов долларов в год для фирмы и десятки миллионов для самого Маллера. Система была достаточно автоматизированной, чтобы можно было передать ее повседневное обслуживание персоналу, а сам Маллер вплотную занялся другими своими любимыми делами — выступлением с песнями собственного сочинения в нью-йоркских клубах и каякингом в Эквадоре. В 2001 году он уволился.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
9.18. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Восемнадцатая. 9.20. Смелый новый мир хеджевых фондов. Часть Двадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта