Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

8.7. Трансформация.Часть Седьмая.

Дэвид Гарбац с присущей ему прозорливостью и некоторой язвительностью называл двух новых руководителей FSG Матт (Mutt - на сленге дурак) и Джефф (тоже не самое лучшее прозвище) и не без сарказма именовал возглавляемую ими организацию не иначе как Financial Tragedies Group ("Отдел финансовых трагедий"). В 1986 году в Goldman все еще прослеживалась тенденция чрезмерного вмешатель­ства в работу квантов.
Несмотря на интриги, я любил Goldman и FSG и приобрел немало новых друзей среди программистов и квантов. Большинство из них были намного младше меня - ведь это была моя вторая карьера. В течение первого года работы я много времени проводил за пределами моего офиса, представляющего собой отдельную кабинку, такую же, как и у всех остальных моих коллег; к слову сказать, временами я чувс­твовал себя в ней как-то нелепо. Однажды, когда я работал над созданием модели опциона и тихонько насвистывал песню "Битлз", я услышал, как 23-летний парень из соседней кабины развернулся и воскликнул: "Ну откуда ты можешь знать это?" На самом деле, если у вас были способности, возраст не имел большого значения, и лишь беспокойство на финансовых рынках - крах 1987 и 1989 годов, крушение Long Term Capital Management и дефолт 1998 года в России возвели зрелость в кате­горию преимуществ.
Среди тех людей, с которыми я познакомился, был Роско, дружелюбный, ве­селый, утративший иллюзии лидер группы недовольных, но с хорошим чувством юмора программистов, которых он прозвал Dissident Row (Группой инакомысля­щих). Все члены Dissident Row обычно обедали рано и потом дружно совершали прогулку к Бруклинскому мосту и обратно. Настоящим именем Роско было Вильям Дюма, и ходили слухи, что он состоял в некотором родстве с Александром Дюма. Роско не являлся сторонником нового режима в FSG и язвительно обращался к одному из новых менеджеров MIS, который ввел в обращение такой устарев­ший метод ведения корпоративных докладных записок, как "Мастер Do-Loop" (административная информационная система). У Роско был талант изобретать символические прозвища для новых сотрудников FSG. Для этих целей он неиз­менно пользовался своим излюбленным стилем кокни, так называемым ассоци­ативным сленгом. К примеру, цифру пять он называл "Lady" (Леди), потому что Lady - это сокращенное название от Lady Godiva (Леди Годива), а Godiva, в свою очередь, рифмуется с "fiver" ("пятерка") - разговорным термином для обозначения британской банкноты в пять фунтов . В таком же духе он присвоил прозвище "Mander" ("Мандра") новичку-пакистанцу, поскольку его настоящим именем было Salah (Салах), напоминающее слово Salamander (Саламандра). Меня он окрестил "E-man", и мне нравилось это прозвище, потому что оно было практически иден­тично сокращенной версии моего имени "Emanuel", которым называли меня мои друзья в Южной Африке и члены семьи с самого моего детства. Как и все остальные прозвища Роско, мое также приклеилось ко мне на все время пребывания в Goldman. В 1994 году, после резкого падения рынка ценных бумаг с фиксированным доходом, Роско оставил Goldman и перешел в Iris, компанию по разработке программного обеспечения финансовой направленности в Сан-Франциско под руководством мо­его старого друга, бывшего кванта в Wells Fargo Джереми Ивнина.
Еще одним сотрудником в Goldman был мой земляк с университетским обра­зованием из Южной Африки Джонатан Берк, который был принят на работу в Goldman в качестве аналитика. Его вспыльчивый характер и поспешность в суж­дениях особенно проявлялись в процессе бесед о ценных бумагах и финансовых рынках; наблюдая за ним, я получил некоторое представление о капиталистичес­ком мышлении. Вскоре после моего появления в Goldman мы узнали о серьезных повреждениях космического челнока Challenger, и молодой, наивный и полный энтузиазма Джонатан бросился звонить биржевому брокеру, поручая ему приоб­рести опционы на продажу Morton Thiokol в надежде получить прибыль от снижения цены компании, которая разработала изолирующий слой, давший течь в бустере. Наблюдая за его молниеносной реакцией на это событие, я подумал, что Джонатан просто создан для сферы бизнеса, однако я ошибся. Серьезно заинтересовавшись теорией финансов, несколько лет спустя он оставил Goldman и решил заняться на­учной работой. Джонатан получил докторскую степень в области финансов, и в на­стоящее время занимает должность профессора в Беркли. Мы вновь встретились с ним лишь через пятнадцать лет, в ноябре 2000 года, на заседании спонсоров новой ученой степени Беркли по финансовому инжинирингу, где я представлял Goldman. Как всегда очень оживленный и стремительный, он рассказал мне, что в 1986 году не сомневался в том, что наука о финансахстанет теоретической физикой XXI сто­летия. Мы побеседовали на эту тему и немного посмеялись по поводу расхождений между фантазиями и реальностью.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
8.6. Трансформация.Часть Шестая. 8.8.Трансформация.Часть Восьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта