Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

8.6. Сложность, жесткое соединение и нормальные аварии. Часть Шестая.

Операторы выбрали способ, известный под названием впрыскивание теплоносителя высокого давления, чтобы загнать холодную воду в активную зону реактора. Это решение, в сущности, изначально было сомнительным, поскольку резкое впрыскивание холодной воды в сверхперегретую активную зону могло привести к возникновению трещин. Но и результаты данной операции определить было невозможно; один прибор показывал, что давление в камере падает, а другой — что оно поднимается, приближаясь к критическому уровню. Один датчик измерял давление в охлаждающей системе, а другие в реакторе; а ведь их показания должны были изменяться в унисон, поскольку реактор и системы были соединены между собой. Возможно, один из приборов неисправен, но если это так, то какой именно? Вся эта неразбериха проистекала из первоначального источника: сбоя в работе стравливающего клапана. Давление повышалось потому, что активная зона реактора оказалась открытой из-за утечки воды через этот клапан.

Очевидно, что ни при проектировании аппаратной, ни при конструировании приборов внутри самого реактора его работа в аварийном режиме в расчет не принималась. В первые часы после аварии самым важным вопросом была температура в реакторе и направление реакции, происходящей в его активной зоне. На счастье, реактор был оснащен комплектом термоэлементов. По конструкции их там не должно было быть, но они были установлены временно, в рамках экспериментального анализа показателей работы активной зоны. Проблема заключалась в том, что они были настроены на слежение за активной зоной реактора в нормальных эксплуатационных условиях. Если же температура поднималась выше 700 градусов или падала ниже нормальных 600 градусов рабочего диапазона, либо если термоэлементы не работали как следует, на индикаторной панели отображались одни вопросительные знаки: “??????”. А пока операторы пытались определить, подействовало ли вспрыскивание, губернатор штата Пенсильвания обдумывал план эвакуации жителей города Гаррисберг, расположенного по соседству с ядерной электростанцией.

Катастрофа на острове Три-Майл была официально зарегистрирована как “неправдоподобное” событие. Но это была настоящая нормальная авария. То, что произошло, было лишь одним из почти несчетного варианта последовательных сбоев и неудач. Любая другая из таких последовательностей могла привести к не менее катастрофическим результатам. Вероятность каждого из этих событий достаточно ничтожна, чтобы его проигнорировать, но, учитывая огромное количество перемещений и перетасовок и всевозможных вообразимых и невообразимых комбинаций, в совокупности шансы возникновения аварийной ситуации довольно высоки. И архетипом нормальной аварии можно считать ядерные электростанции.

ValuJet: человеческий фактор

Утром 11 мая 1996 года с погрузочного трапа аэропорта Майами в багажный отсек рейса ValuJet 592 загружался груз. Сумки и чемоданы пассажиров сначала грузили во второй отсек, а когда он заполнился, оставшиеся положили в первый отсек — вместе с почтой и грузом, принадлежащим компании, — он направлялся обратно в отдел запчастей и комплектующих головного офиса ValuJet, расположенного в Атланте. Среди этого груза были три авиационные покрышки — две из них заполненные газом — и пять ящиков с маркировкой “Кислородные контейнеры — пустые”. Грузчики сначала занесли и положили на пол одну из больших покрышек, в нее отлично поместилась одна из маленьких. Вокруг покрышек, чтобы их подпереть, были расставлены ящики, весом 15 кг каждый. А затем в отсек занесли третью покрышку, которую поставили между его стеной и кучей из остальных покрышек и пяти ящиков. Грузчик, передвигая один из ящиков, почувствовал, что внутри что-то сдвинулось и услышал какой-то щелчок.

В 13.40 самолет 592 был выведен из ангара, в 14.03 он оторвался от земли. Всего через семь минут после взлета командир корабля услышал странный звук и тут же вслед за ним звуковой сигнал системы радиооповещения. Позднее регистратор полетной информации показал, что они совпали с внезапным толчком — было похоже, что в багажном отделении взорвалась одна из покрышек. Практически немедленно приборы указали на неполадки в электросети. Капитан радировал диспетчеру “У нас возникли проблемы с электричеством”, после чего последовал ряд все более и более отчаянных радиосообщений: через 5 с “Мы теряем высоту”, еще через 2 с “Мы вынуждены вернуться в аэропорт Майами”, еще через 3 фоном стали слышны крики “Пожар! Пожар!”, и тут же голос неизвестного мужчины “Мы горим! Горим! Горим!” Самолет повернул назад, чтобы вернуться в аэропорт Майами, но буквально через минуту исчез с радаров. Рыбаки, жители Эверглэйдса (обширный заболоченный район в южной Флориде. — Примеч. перев.), позднее описывали, что двухмоторный DC-9 падал с сильным креном на правый бок; крен все увеличивался, и перед самым столкновением с землей машина стояла уже практически вертикально, носом вниз. Они бросились к месту аварии, но, подбежав, увидели лишь обломки двигателя, разбросанные бумаги и другие небольшие осколки и лом. Остальной самолет целиком исчез в озере.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
8.5. Сложность, жесткое соединение и нормальные аварии. Часть Пятая. 8.7. Сложность, жесткое соединение и нормальные аварии. Часть Седьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта