Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

8.14. Сложность, жесткое соединение и нормальные аварии. Часть Четырнадцатая.

Причина этой нестабильности коренилась в конструкции реактора, которая создавала сложное взаимодействие между производством пара, температурой ядерного топлива и генерированием нейтроном. При повышении объемов электроэнергии или сокращении потока воды объем производимого пара возрастал. Большее количество пара ускоряет расщепление атомного ядра при цепной реакции, поскольку пар, плотность которого меньше, чем плотность воды, хуже поглощает нейтроны. Но есть и второй, противоположный эффект: увеличение объемов электроэнергии также повышает температуру, и высокая температура сокращает производство нейтронов. Суммарное воздействие пара с одной стороны и температуры с другой варьируется в зависимости от уровня мощности электроснабжения. При полной мощности высокая температура снижает количество нейтронов сильнее, чем увеличивает пар. Но при низких объемах выработки электроэнергии зависимость будет обратная: температура не сокращает число нейтронов в достаточной мере, чтобы компенсировать их меньшее поглощение паром. Количество нейтронов растет.

Во время упомянутого выше теста объемы выработки электроэнергии сократились до точки, когда недостаточно активное поглощение нейтронов паром начало доминировать. Несчастные операторы изо всех сил старались довести объем энергии до точки, в которой температура опять начнет оказывать большее влияние, чем пар. Они попытались сделать это, выключая автоматические регуляторы и вручную вытаскивая регулирующие стержни. А тем временем насосы, которые приводились в движение основными турбинами, подавали на реактор все меньше охлаждающей воды. Это усугубило нестабильность реактора, поскольку привело к дальнейшему увеличению объемов производимого пара. Из-за повышения температуры начали разрушаться регулирующие стержни, и раскаленные частицы ядерного топлива вступили в реакцию с водой, что привело к взрыву пара, разрушившему активную зону ядерного реактора. Еще через две минуты взорвался контейнер, и это повлекло за собой неуправляемый разгон реактора.

Во время самой аварии и вскоре после нее погибло тридцать человек; в последующие несколько лет — по весьма консервативным оценкам Института радиологии Украины — в связи с этой катастрофой умерло более 2500 человек. Западные источники называют другую цифру — свыше 100 000 смертей, в основном вызванных радиоактивным заражением и раком.

Какие же уроки из всех этих катастроф могут извлечь финансовые рынки? Сейчас, оглядываясь назад, трудно понять, почему этим авариям позволили выйти из-под контроля. Главной проблемой, судя по всему, была комбинация организационной сложности, особенно в отношении контроля над рисками, непредвиденных событий и человеческой ошибки. Результатом стали каскады все более ухудшающихся последовательностей событий, которые оказались сильнее организационных систем и процессов.

Полезный урок можно извлечь и из роли регулирования в Азиатском кризисе 1997 года, описанном выше в этой главе. Первая линия защиты, выставленная регулирующими органами против сбоев в банковской системе, заключается в ограничении риска, который банки могут принимать на себя относительно их базового капитала. Идея в данном случае в том, чтобы создать самопоглощающую реакцию на кризис: если банк теряет капитал по причине неудачных инвестиций, или если он обнаруживает, что его займы стали излишне рискованными, он должен сократить риск, продав активы или отозвав слишком рискованные займы. Результат: сокращение риска по дополнительным убыткам. Проблема в том, что продажа активов или отзыв кредитов осуществляются не в вакууме. Если такие действия банка имеют место на рынке в условиях повышенного давления, они только добавляют масла в огонь, поскольку вынужденные продажи приводят к дальнейшему падению курсов ценных бумаг. Это ведет к уменьшению базы капитала всех этих банков, что в свою очередь потребует от них дальнейших ликвидаций позиций. В то же время увеличение объемов продаж способствует повышению волатильности рынка, что означает больший риск для существующих позиций банка и свидетельствует о еще большей потребности в продаже активов. Результатом становится цикл кризиса ликвидности, произрастающий на почве попыток контролировать риск.

А вывод весьма прост: контроль над риском, налагая все новые уровни регулирования и организационного надзора, далеко не всегда может устранить проблемы, возникающие вследствие сложности и жесткого соединения, которые мы изначально встроили в финансовые рынки. На самом деле он даже может ухудшить ситуацию. Это, конечно, вовсе не означает, что нам следует выкинуть регулирование в окошко. Но нам надо улучшить подход к регулированию — и прежде всего уменьшить сложность, вместо того, чтобы стараться контролировать ее, так сказать, постфактум.

 


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
8.13. Сложность, жесткое соединение и нормальные аварии. Часть Триннадцатая. 9.1. Смелый новый мир хеджевых фондов





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта