Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.9. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Девятая.

А Goldman Sachs была вынуждена отложить первичное размещение акций на фондовом рынке до следующего года, что привело к отставке сопредседателя правления Джона Корзине, который несколько позднее попробовал свои силы в Сенате США, а впоследствии стал губернатором штата Нью-Джерси. Леман Бразерс, доля акций которого в течение этого кризиса сократилась на две трети, вплотную приблизился к банкротству. Salomon приготовилась прекратить торги с Lehman Brothers и медлила только потому, что опасалась, что это инициирует каскад подобных действий других фирм и в итоге превратит потенциальный дефолт в реальный. Стратегические взаимоотношения UBS с LTCM, которые сделали эту корпорацию крупнейшим инвестором этого хеджевого фонда, стали очередной ошибкой руководства, в результате чего этот уязвимый институт вынужден был пойти на слияние с Swiss Bank. Подразделение торговли за счет собственных средств Salomon в августе и сентябре потеряло 1,2 млрд долл. — больше чем оно заработало за весь предыдущий год. Львиная доля этих убытков, 900 млн долл., пришлась на Европу.

Потери Salomon в значительной степени были результатом неопытности и доверчивости, проявленной менеджерами, пришедшими из Travelers. Финансовые рынки не лежали в руинах, следовательно, реальной причины для такого резкого падения цен не было. Это был классический кризис, стимулированный недостатком ликвидности. LTCM остро нуждался в наличности. Меривейтер ежедневно получал требования об увеличении гарантийной маржи и был вынужден распродавать свой портфель, чтобы заполучить нужные наличные. А Salomon Smith Brothers этого не делала. С такими большими карманами, как у них, Salomon/Citigroup вполне могла бы пережить надвигающийся шторм, но паника толкнула высшее руководство на сокращение позиций практически в унисон с LTCM. И все же, несмотря на все ее потери, Salomon вышла из всех этих передряг относительно невредимой. К моменту дефолта фирма не имела позиций в России и успешно снизила степень риска благодаря решению закрыть американскую группу торгов за счет собственных средств, принятому еще в начале июня. Если бы не эти решения, потери компании могли бы быть в два-три раза больше.

Но политической резни Salomon Smith Brothers избежать не удалось. Бывший главный исполнительный директор компании Дерик Мохэн, который попытался дистанцироваться от кризиса благодаря политическим уловкам и преднамеренной индифферентности, был понижен в должности и занял пост председателя правления Citigroup с довольно сомнительными полномочиями. Будучи близким другом Сэнди Вейлла, он остался в Citigroup и впоследствии опять занимал несколько важных постов на уровне высшего менеджмента, а в 2002 году даже был посвящен Королевой Елизаветой в рыцари. Но в октябре 2004 года, когда на поверхность вышли серьезные проблемы с японскими операциями Citigroup, сэру Дерику все же пришлось заплатить по счетам. А Джеми Даймон, который вместе с Мохэном был главным исполнительным директором компании, был изгнан из фирмы, хотя именно он громче всех ратовал за снижение уровня риска, что, вполне возможно, стало результатом его затянувшихся сомнительных взаимоотношений с дочерью Вейлла Джессикой Библиович. А может, это решение Вейлла было вызвано его желанием устранить в будущем какую-либо конкуренцию среди претендентов на должность председателя правления Citigroup.

Однако, следует признать, что критическое для LTCM решение было принято еще за год до краха фонда, когда компания решила раздать клиентам их вклады, чтобы партнеры могли увеличить свои доходы от торгов. Надо сказать, что этому решению предшествовала острая полемика и жаркие дискуссии. Два наиболее агрессивных и откровенных партнера, Ларри Хилибранд и Виктор Хагхани, стремились построить “династическое” состояние — очевидно, что просто огромное состояние их не удовлетворяло, — и для этого они хотели как можно больше использовать кредиты в своих авуарах. Боб Мертон в споре с ними выдвинул аргумент, что фирма может максимизировать свою стоимость благодаря левереджу не капитала, а своего имени. В LTCM была какая-то мистика, которая простиралась даже за рамки послужного списка фонда. Если бы его необыкновенные способности в ведении торгов объединить с крупными средствами, доходы могли бы быть невелики, но база капитала была бы намного больше, а это означало бы значительно меньшую степень риска. А обладая стабильностью огромной базы капитала и заметной стоимостью, компания могла бы стать открытой, т.е. превратиться из закрытой в открытую путем выпуска акций на свободный рынок и получить в результате прибыли, не сравнимые с тем, что она могла заработать одной торговлей ценными бумагами.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.8. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Восьмая. 6.10. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Десятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта