Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.8. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Восьмая.

Хотя LTCM вкладывал средства в облигации и акции в Европе и США и реализовывал самые разные стратегии, уровень диверсификации портфеля этого фонда был довольно туманным и даже сомнительным, поскольку почти все его крупные сделки несли в себе два одинаковых типа риска: кредитный риск и риск ликвидности. Кредитный риск был обусловлен тем, что крупные средства фонд LTCM обычно вкладывал в создание и расширение длинных позиций и в более рискованные активы, а короткие позиции базировались на менее рискованных инструментах, зачастую на безрисковых государственных облигациях. В случае наступления кредитного события эти спреды расширялись. Когда облигация с кредитным риском падала в цене, LTCM терял деньги. Кроме того, фонд терял деньги и на коротких позициях, поскольку, если инвесторы начинают “бегство в качество”, т.е. переводят средства из каких-либо ценных бумаг в первоклассные, казначейские облигации начинают повышаться в цене. В мире, в котором дефолт становится вероятным явлением, подавляющее большинство позиций LTCM оказывалось под ударом. И нестабильность фирмы только подстегивала эти страхи. Потребность фонда распродавать позиции на других рынках заставляла провайдеров ликвидности выжидать, не предпринимая никаких шагов, да и сами действия вели к тому, что рынок в целом рассматривал любую позицию как более рискованную. Цены, понятно, снижались соответственно.

А риск ликвидности LTCM был обусловлен тем, что фонд к этому времени стал крупнейшим поставщиком ликвидности, причем снабжал другую сторону рынка, тех, кто хотел захеджировать свой кредитный риск в разных инструментах. Точно так же, как обычно инструменты с длинным периодом несут в себе кредитный риск, а инструменты с коротким — нет, инструменты первого типа еще и, как правило, менее ликвидны, чем инструменты второго типа. Риск по короткой позиции LTCM простирался даже до рынка казначейских бумаг, на котором фонд держал длинную позицию по менее ликвидным неходовым облигациям и короткую по более ликвидным ходовым.

Если посмотреть на портфель с этой точки зрения, причина, по которой фонд зарабатывал в прошлые годы очень неплохие деньги, становится не такой уж сложной и загадочной, как казалось. Фирма процветала потому, что предлагала рынку весьма ценную услугу: она поставляла ликвидность и принимала на себя кредитный риск, от которого другие инвесторы хотели избавиться. За это она вполне оправданно и справедливо получала вознаграждение в виде доходов. Но, по сути, учитывая кредитный риск и риск ликвидности, которые нес фонд, его доходы, возможно, были где-то на уровне справедливой рыночной доходности.

Однако, приняв на себя такую ношу риска LTCM — да и его инвесторы, — судя по всему, сосредоточили внимание только на доходности, упустив из виду возможность понижательной тенденции. И когда эта тенденция проявилась, она стала для них полной неожиданностью, неприятным сюрпризом, которого никто не предвидел, и которым становилось все сложнее управлять. В конечном счете LTCM, возможно, не слишком отличался от трейдера с короткой волатильностью или от трейдера с кредитным риском многих других фирм. В других компаниях такие трейдеры могли довольно долгое время получать незначительную прибыль, а потом в одночасье потерять большую сумму. Но поскольку банки были готовы снабжать LTCM очень большими объемами заемных средств, эту формулу вполне можно было бы несколько изменить и сказать, что фонд “долгое время получал значительную прибыль, а потом в одночасье потерял все”.

Имитация, имитация… и крах

Но LTCM не был одинок ни в этих своих операциях, ни в том, что столкнулся с непредвиденными убытками. Используемые им стратегии стали к тому времени известными всем. И то, что казалось хорошим способом получения прибыли LTCM, привлекло и другие компании. Но на самом деле этот подход выглядел столь привлекательно — и казался практически свободным от риска — именно потому, что его использовал LTCM. И Salomon, и Goldman Sachs имели большие позиции, которые точно копировали позиции LTCM. Если говорить о Salomon, это было совершенно понятно, ведь все создатели и руководители LTCM были выходцами из группы торговли за счет собственных средств Salomon. В итоге убытки хеджевых фондов, брокерских фирм и банков накапливались во всем мире.

Но хотя другие отделы торговли за счет собственных средств тоже столкнулись с убытками, для основных кредиторов LTCM последствия оказались поистине катастрофическими. Некоторые из самых стойких институтов были потрясены до самого основания. Они понесли убытки не только по позициям на рынке, но и вследствие возможного дефолта по займам, представленным LTCM. Вместо миллиардов, кредитованных ими LTCM, им доставались только позиции в качестве обеспечения, и эти позиции теперь торговались буквально за копейки, если они вообще кого-то могли заинтересовать. За три дня в начале октября 1998 года Merrill Lynch имел дефицит капитала в диапазоне от 1 до 3 млрд долл. Ему пришлось сократить свой отдел торговли бумагами с фиксированным доходом на 40%. (Позже руководство признало, что “вместе с водой, возможно, выплеснуло младенца” и сделало все возможное, чтобы вернуть наилучших сотрудников из числа уволенных.)


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.7. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Седьмая. 6.9. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Девятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта