Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.2. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Вторая.

Рискованный бизнес

Комитет по управлению рисками Salomon собирался каждую неделю. Это было главнейшее и важнейшее собрание в фирме, в котором участвовали главы основных торговых подразделений, главный исполнительный директор и председатель совета директоров. После того как в 1997 году Salomon была выкуплена Travelers, к главам отделов по торговле ценными бумагами присоединились новые главные исполнительные директора получившейся в результате слияния Salomon Smith Barney — Даймон из Travelers и Мохэн из Salomon. Обычно собрания комитета проводились в незаметной комнате на этаже отдела торговли бумагами с фиксированной доходностью, но после слияния их проводили в самых разных местах. Офисы Salomon находились в седьмой башне Международного торгового центра, а офисы Smith Barney — в здании Travelers, в пятнадцати минутах ходьбы. Кабинет Мохэна и мой были в Salomon, а кабинет Даймона в Travelers. Отдел торговли американскими ценными бумагами с фиксированным доходом за счет собственных средств располагался в здании Salomon, а отдел торговли обыкновенными акциями — в Smith Barney. В рамках процесса “наведения мостов” собрания комитета проводились в разных местах, и мы каждый раз собирались в разных комнатах.

Первое наше заседание в третьем квартале 1998 года проходило в начале сентября. Мы собрались в зале для совещаний Salomon на сорок третьем этаже. Это было роскошное помещение с панелями из красного дерева. По центру находился огромный овальный стол, а по бокам от него два полукруглых стола для вспомогательного персонала. На медной стойке рядом с креслом председателя совета директоров Боба Денхэма стоял красный телефон. Двойные двери вели в фойе с блестящим черно-белым полом из итальянского мрамора, другая дверь вела на кухню. Окна были завешены тяжелыми занавесями, защищающими комнату от электронного прослушивания. Все помещение, казалось, возвращало нас в давно ушедшие, молчаливые, “клубные” времена инвестиционной банковской деятельности, но все это было только анахронизмом и видимостью. На самом деле комнате было всего семь лет. Она была оборудована, когда Salomon переехала в новое здание, выкупленное после банкротства инвестиционной фирмы Drexel Burnham Lambert. А Salomon вообще никогда не была членом закрытого клуба инвестиционного банковского сообщества.

Несмотря на то что на заседании комитета по управлению рисками присутствовали все, кто был должен, комната выглядела зловеще пустой. Эта картина наглядно отображала превращение великого торгового дома с богатым прошлым в тихое болото розничных клиентских операций. Было понятно, что не будет больше бурных собраний правления Salomon. Весомость Уоррена Баффета и ядовитая критика Чарли Мангера стали историей. Как оказалось, это и правда было одно из последних заседаний, проведенных в этом величественном месте прежде, чем комната прекратила свое существование в этом качестве, как и биржевые залы, расположенные на нижних этажах. С телевизионных мониторов, развешенных на стенах кабинета, за происходящим наблюдал Костас Капланис, глава европейского подразделения торговли ценными бумагами за счет собственных средств. Он находился в Лондоне. Но хотя мониторов было много, камера была всего одна, и половина присутствовавших на собрании вообще не попадали в ее диапазон. Кроме того, камера была повешена настолько неудачно, что даже те, кто сидел в радиусе ее действия, обращаясь к Костасу, поворачивали голову к монитору. И получалось, что адресат видел только их профиль. Капланису не только могло показаться, что все настойчиво стараются избегать смотреть ему в глаза, он вполне мог подумать, что говорящий вообще обращается не к нему, а к кому-то другому.

Мы все тогда обсуждали убытки, связанные с фиаско LTCM, и собрание было посвящено разным аспектам этого громкого провала. Убытки на сумму почти 900 млн долл. нашего европейского арбитражного подразделения по работе с бумагами с фиксированным доходом более-менее равномерно распределялись между своповыми спредами, кривой доходности и волатильностью европейско-американских торгов. К этому добавлялись еще 100 млн долл. убытков от малоизвестных торгов с относительной стоимостью в результате операций, проведенных нашей европейской группой арбитража со скандинавскими привязанными к инфляции и обыкновенными облигациями. (Впрочем, как оказалось, они были совсем не такие уж малоизвестные; и LTCM, и множество других фондов занимались подобными операциями.) Что же касается подразделения арбитража американских ценных бумаг, главного объекта всех обсуждений и обычно самого рискованного игрока, то тут наши убытки достигли 200 млн долл. В начале июля Travelers прекратила свое существование, и большинство ее позиций были ликвидированы. Это спасло фирму от потерь, которые непременно превысили бы 1 млрд долл., однако именно это стало первым движущим фактором кризиса. Торги с использованием своповых спредов в Японии, которые до этого были основным источником прибыли японского подразделения арбитража, “откусили” еще 100 млн долл.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.1. LTCM посылает цикл левереджа к черту 6.3. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Третья.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта