Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.16. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Шестнадцатая.

Майрон Шоулз, Нобелевский лауреат, который стал партнером хеджевого фонда LTCM в ряду последних, стал, тем не менее, первым, кто нашел еще один способ увеличения левереджа в позициях этой компании: варрант, который должен был погашаться в случае увеличения фонда и который ограничивал задолженность партнеров, если стоимость фонда снижалась. LTCM попытался предложить эти варранты Merrill Lynch и Chase, но обе фирмы воздержались. Обещая перспективы дальнейшего обогащения — в данном случае обогащения благодаря явным налоговым преимуществам, — этот варрант стал для партнеров чем-то обязательным. Но в результате тщательного анализа со стороны становилось ясно, что эта схема способна подвергнуть продавца огромному и неконтролируемому риску разного типа.

Если говорить о варрантах, то в большинстве случаев продавец может захеджировать себя от риска, открыв динамическую позицию в базовых активах. Но с варрантом LTCM на будущие поступления это было невозможно, поскольку он не был переуступаемой ценной бумагой, т.е. бумагой, которая может быть перепродана. Хуже того, тут существовала проблема морально-этического характера. LTCM мог в любой момент изменить суть своей стратегии или левереджа; уровень риска этого фонда мог резко повыситься в любую секунду и без видимых причин. Если бы этот повышенный риск принес плоды, LTCM выиграл бы, а если бы дела пошли плохо, расхлебывать кашу пришлось бы продавцу варранта. Сам по себе факт эмиссии этого варранта в сущности подталкивал фонд сделать это, ведь он все больше и больше играл в азартные игры, используя чужие деньги. И за принятие на себя риска возможных убытков в размере 200 млн долл. продавец получал надбавку всего лишь в 15 млн долл.

По сути, именно это и произошло — левередж был в очередной раз увеличен в ущерб продавцу варранта. И когда это произошло, на противоположной стороне оказались не Merrill Lynch и Chase, а UBS. LTCM сделал очень удачный ход, пригласив на работу в свой гринвичский офис главного исполнительного директора UBS Матиса Кабьяллаветту. Для испытывающего благоговение перед знаменитостями высшего менеджмента UBS это было то же самое, как если бы скромную девушку, не пользующуюся вниманием противоположного пола, пригласил на школьный бал капитан футбольной команды.

UBS наказал себя на 800 млн долл. Дело в том, что варрант со временем изменил свой прежний образ не только с точки зрения размера; изменились и некоторые условия. LTCM согласился уплатить UBS 300 млн долл., а UBS в ответ дал согласие выплатить партнерам LTCM сумму, равнозначную любому дополнительному доходу, который накопится на инвестиции в эту фирму в размере 800 млн долл. в течение следующих семи лет. Если бы стоимость хеджевого фонда сильно сократилась, UBS мог бы конвертировать свои авуары в ноту с семилетним сроком погашения — хотя платежи по этой ноте все равно требовали, чтобы LTCM был платежеспособным на конец каждого из этих семи лет, так что UBS просто заменил рыночный риск в LTCM на чистый кредитный риск в этом хеджевом фонде.

UBS мог бы взять первые 300 млн долл. и расслабиться, но тогда бы он нес ответственность за потенциально огромные доходы, которые мог бы накопить LTCM — если бы он действовал точно по форме. Вместо этого UBS выбрал покупку доли в капитале фонда на сумму 800 млн долл. Таким образом, UBS захеджировал себя от любой дополнительной прибыли на инвестированный капитал, поскольку его инвестиции полностью компенсировали его задолженность. Но, застраховавшись от дополнительных прибылей, UBS теперь подвергался риску в случае недостаточно высоких показателей LTCM. Если бы фонд потерпел крах, UBS остался бы с первоначальными 300 млн долл.; иными словами, он потерял бы 500 млн долл.

Доля в капитале LTCM в размере 800 млн долл. сделала UBS крупнейшим инвестором фонда. Затем, забыв о риске, UBS удваивает свою ставку, приняв у LTCM платеж в 300 млн долл. и инвестировав эти деньги в этот же фонд. В результате UBS стал самым большим инвестором LTCM за все время его существования, и это же обстоятельство поставило его под потенциальную угрозу потери миллиарда долларов в случае, если фонд потерпит неудачу.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.15. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Пятнадцатая. 6.17. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Семнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта