Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.14. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Четырнадцатая.

Кроме того, “вырвав” из контекста книги Шелдона Эпштейна об амортизационных свопах информацию о том, как торговать в UBS, Голдштейн зарабатывал очень неплохие деньги благодаря туманной и сложной природе производных ценных бумаг. Он использовал свои собственные модели для оценки ценных бумаг, которые он продавал, и UBS платила ему, основываясь на прибылях, соответствующих ценам, подразумеваемым этими моделями. Убытки приближались к суммам потерь, которые нес сам Эпштейн. Но для Голдштейна это было только началом.

Поскольку на Уолл-стрит постоянно приходили все новые и новые игроки, никто не успевал как следует выучить уроки, связанные с действиями в период полупогашения, т.е. период, в течение которого погашается половина основной суммы ценной бумаги. Голдштейн пришел в UBS и основал глобальное подразделение вторичных ценных бумаг. При этом его основным продуктом был тот же подход к страхованию портфеля, который в свое время стал главной причиной обвала рынка 1987 года. Вместо того, чтобы подвергать клиентов риску, обусловленному просчетами и ошибками в динамическом хеджировании, т.е. в стратегии изменения позиций хеджа при изменении рыночных условий, он создал долгосрочные опционы, привязанные к государственным облигациям, которые гарантировали клиентам выплаты. А риск, связанный с неправильным хеджированием, был полностью перенесен непосредственно на UBS. Предлагаемый Голдштейном опцион покупателя (“колл”) был долгосрочным, срок его погашения обычно составлял пять лет.

Типичный продукт, который группа Голдштейна продавала после того, как в 1992 году она была полностью готова к торговым операциям, по прошествии пяти лет обеспечивала инвесторам наилучшие доходы, которые можно было получить по индексу FTSE (рыночный индекс Великобритании). Кроме того, она гарантировала, что если FTSE упадет, инвесторы, как минимум, получат обратно свои деньги. Конечно, учитывая временную стоимость денег — концепция, базирующаяся на идее, что стоимость одной денежной единицы сегодня больше, чем стоимость одной денежной единицы в будущем,— даже полный возврат основной суммы означал бы некоторые убытки. Но все равно, условия были очень привлекательными: в лучшем случае вы вместе с фондовой биржей зарабатывали деньги, в худшем же получали назад вложенные вами средства.

Кроме того, Голдштейн предлагал долгосрочные опционы по отдельным акциям. Для этого он скупал конвертируемые облигации, разделял их на несколько самостоятельных бескупонных ценных бумаг и продавал отделу обыкновенных акций, чтобы потом предложить клиентам, которые стремились приобрести долгосрочные опционы на конкретные акции. Теоретически это имело смысл. Конвертируемые облигации действительно включали опцион покупателя, который вступал в дело, когда цена базовой акции достигала определенного уровня. В таком случае держатель этих облигаций в итоге получал в обмен на облигации акции. Проблема заключалась в том, чтобы знать, как оценивать этот опцион и как захеджироваться от дополнительных рисков конвертируемых облигаций, печально знаменитых своим кредитным и процентным риском.

Базовые математические расчеты и процедура исполнения торгов данного типа были хорошо известны. Кроме того, все, кто пережил крах фондового рынка 10 лет назад, также прекрасно знали, что все далеко не всегда идет так, как должно. Если вы в течение пяти лет рискуете, то шансы на то, что произойдет что-то непредвиденное и неприятное, только повышаются. Если говорить об одном из основных, первостепенных продуктов Голдштейна, то тут таким неприятным сюрпризом стало изменение в 1997 году британского налогового кодекса, в результате которого были аннулированы налоговые льготы, игравшие основополагающую роль в подходе Голдштейна к ценообразованию. Он назначал цены на этот продукт, исходя из предположения, что эти льготы будут действовать в течение всего срока погашения, т.е. как минимум пять лет. Их отмена чрезвычайно негативно повлияла на издержки, связанные с хеджированием.

Когда льготы отменили, UBS понесла убытки на сумму почти 100 млн долл. А в распоряжении Голдштейна оставалось еще несколько лет, в течение которых он продолжал использовать свой “оригинальный” подход к хеджированию и ждал дальнейших проблем. И, надо признать, ждать ему пришлось недолго.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.13. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Триннадцатая. 6.15. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Пятнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта