Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

6.13. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Триннадцатая.

Азиатский кризис, начавшийся в Таиланде в июле 1997 года, превратил эту сноску в заголовок. Акции Fuji Bank и Sakura Bank, двух крупнейших эмитентов вышеупомянутых облигаций, с начала июля к середине года упали больше чем на 60%. В результате этого падения опционная характеристика облигаций становилась все более и более важной; привилегированные акции все больше походили не на облигации, а на обыкновенные акции, по крайней мере, при наличии понижательной тенденции. Если бы курс акций снизился еще больше, держатели облигаций понесли бы в результате потери из расчета один к одному.

Этот риск сделал привилегированные акции неликвидными, а никто не накопил в своем портфеле больше этих ценных бумаг, чем UBS. Естественно, желающих выкупить их у него не было; единственное, что можно было предпринять, это постараться захеджировать себя от риска, найдя позицию, которая будет изменяться в противоположную от привилегированных акций сторону, т.е. при падении стоимости акционерного капитала подниматься в цене. Поскольку UBS при снижении курса акций теряла бы деньги, было очевидно, что для такого хеджа надо было играть на понижение, продавая собственные акции. Понятно, что такой шаг способствует снижению курса акций. Следовательно, эта попытка обеспечить хедж привела к дальнейшему падению цены акций, увеличивая потери и требуя все новых и новых продаж. Результатом всего этого стала долгосрочная, замедленная версия обвала рынка 1987 года, которая была вызвана просчетами при страховании инвестиционных портфелей.

Ситуация усугублялась институциональной структурой японских рынков. Первый шаг при попытке захеджировать злосчастные привилегированные акции заключался в том, чтобы найти возможность получения займа. Обычно это совсем нетрудно, ведь привилегированные акции, как правило, выпускаются крупными банками, и в обращение поступает большое количество этих ценных бумаг. Проблема в данном случае состояла в том, что в Японии компании обязаны дважды в год — в конце фискального года, 30 марта, и в середине этого года, в сентябре — иметь все свои акции в своем портфеле. К этим двум срокам все взятые взаймы средства должны быть возвращены заимодавцу, следовательно, все владельцы коротких позиций, т.е. играющие на понижение игроки вынуждены закрыть свои позиции. Иными словами, дважды в год, в моменты расплаты с кредиторами, как правило, после падения цен акций наблюдался их резкий рост.

А затем настало время настоящей беды. В сентябре 1998 года из-за кризиса в LTCM кредитные спреды преодолели все мыслимые пределы. Кризис произошел как раз накануне одного из двух моментов возврата займов японского фискального года, и капитал, необходимый для создания короткого хеджа, нельзя было занять ни в каких объемах. 30 сентября цены на акции достигли минимального уровня. Курс акций Bank of Tokyo-Mitsubishi снизился почти на две трети, до 800 йен с 2200 йен, которые они стоили еще год назад, акции Sakura Bank — почти на 75%, с 900 до меньше 200 йен. Когда эти акции опять стали доступными для шортинга, т.е. для образования коротких позиций, действия хеджеров (юридическое лицо, осуществляющее хеджирование. — Примеч. перев.) укрепили цены акций и, по сути, привели к их повышению с минимального уровня, на котором они оказались. Но к этому моменту краткосрочные ценные бумаги окончательно и бесповоротно стали убыточными. Это стоило UBS больше 500 млн долл.

Рэми Голдштейн обдирает UBS, как липку

А дирижером всей этой катастрофы был Рэми Голдштейн. Это был чрезвычайно прямолинейный и энергичный человек, бывший израильский парашютист-десантник, который, прежде чем атаковать Уолл-стрит, защитил диплом на финансовом факультете Йеля. Он получал огромные прибыли, используя выгоды, обусловленные одной лишь сложностью финансовой структуры UBS, прибыли, сравнимые с результатами всей арбитражной деятельности этой компании. В UBS было почти сорок разных финансовых хозяйственных подразделений, каждое из которых занималось финансированием, основываясь на своей собственной структуре капитала. Например, филиал в Латинской Америке мог располагать для обеспечения займов миллиардами — деньгами, которые вследствие расхождений в налогообложении или ограничений капитала, он, однако, не мог репатриировать в США. А какое-нибудь другое подразделение могло нуждаться в финансировании, и для этого ему приходилось занимать средства на рынке. Голдштейн же использовал свой отдел торговых операций как своеобразный коммутационный пункт для жонглирования этими расхождениями в капитале. Он, по сути, занимал деньги у одного филиала UBS и одалживал другому, а спред его отдел клал себе в карман. (Надо сказать, что эту стратегию под самыми разными масками использовали многие отделы торговых операций на Уолл-стрит.)


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
6.12. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Двеннадцатая. 6.14. LTCM посылает цикл левереджа к черту. Часть Четырнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта