Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

5.7. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Седьмая.

Ставис, Розенблат, Паркхерст и я активно обсуждали возможные причины погрешностей отслеживания и обусловленных ими убытков. Одна из этих причин заключалась в ложной корреляции. Сделка могла стать дешевле, и это могло просто совпасть с резким падением процентных ставок. Рынки либо поднимаются, либо опускаются, либо остаются неизменными. Поэтому, если ты теряешь деньги на одном из этих рынков, непременно должны быть и другие трейдеры, который тоже в это время несут убытки. И это отнюдь не означает, что вы двое функционально связаны друг с другом. Другая возможность заключалась в том, что арбитражная модель не учитывала всех факторов, негативно влияющих на процентные ставки. Эта модель была моделью кривой доходности, она дублировала систему “два плюс”, поскольку рассматривала кривую доходности как два фактора плюс некий параметр, сигнализирующий об эффекте в результате изменений политики федерального резерва.

Модель “два плюс” была цитаделью интеллектуального капитала группы арбитража. Ее охраняли от посторонних, как огромную ценность, однако, несмотря на все усилия группы, поскольку из нее периодически увольнялись сотрудники, она стала известна целому ряду других фирм. Данная модель была разработана Биллом Краскером в середине 1989-х, вскоре после того как он пришел в Salomon после непродолжительного периода преподавания в Гарвардском университете. Это был отлично подготовленный математик, выпускник Принстона; Мохэн как-то назвал его “самым высокооплачиваемым компьютерным программистом в мире”. (Все это происходило до того, как лопнул “мыльный пузырь” Интернета.) Как и Эрик Розенфельд, который вскоре вместе с группой других специалистов Salomon ушел, чтобы основать LTCM, Билл был моим однокашником по Массачусетскому технологическому институту, и уже на втором году обучения во время зимних каникул прочел курс лекций под названием “Функциональные компоненты в пространстве Банаха”, во время которых словно из рога изобилия сыпал сложными определениями, теоремами и доказательствами, не пользуясь при этом никакими заметками.

Все результаты анализа группы рискового арбитража четко указывали на то, что, придерживаясь своей проверенной модели “два плюс”, они будут надежно защищены от колебаний процентных ставок, от изменений наклона и степени сложности кривой доходности. Они основывали свое мнение на гипотезе о непременном наличии некоего нового остаточного фактора — так называемого поведенческого, — из-за которого они все же подвергаются определенному риску вследствие колебания процентных ставок. Наверное, если дать явлению имя, это подбадривает и успокаивает, но от этого оно не становится менее загадочным.

За восемь месяцев после слияния взаимоотношения в фирме сильно осложнились. Потребность в том, чтобы изолировать и уничтожить источник погрешности отслеживания стала насущной. Менеджеры Смита Барни окончательно укрепились в мнении, что члены группы арбитража из Salomon — самонадеянные наглецы. И следует сказать, что, стараясь добиться прибыли на чрезвычайно неблагосклонных к ним рынках и под скептическими взглядами других менеджеров, группа действительно зачастую выходила за рамки своих полномочий. Самым ярким примером этого был аутрайт с йенами — простая срочная валютная сделка, предусматривающая платежи по форвардному курсу в сроки, строго определенные ее сторонами. Со временем она переросла в позицию свыше миллиарда долларов, но в отчетах была отображена крайне невразумительно. И когда эти сведения во время заседания комитета по управлению рисками наконец выплыли на поверхность, Даймон пришел в ярость. Джефф написал служебную записку, стараясь объяснить, почему эта позиция не кажется ему целесообразной, но это уже было бессмысленно. Для Смита Барни главным был контроль. Большинство менеджеров в Travelers чувствовали, что покупали кучу “недозрелых ковбоев”. И хотя они не знали, что с ними делать, и не могли понять их, менеджеры отлично знали, что Travelers зарабатывает прибыль — если не считать приобретения активов на растущем рынке — благодаря жесткому контролю. По сути, после слияния единственной функцией контроля, которую не получила Travelers, была моя роль менеджера рисков.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
5.6. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Шестая. 5.8. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Восьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта