Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

5.3. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Третья.

Арбитражный отдел теряет свое лицо

Такие грубые политические просчеты арбитражной группы еще можно было бы простить, если бы их не усугубляло то, чего не замечать и прощать было просто невозможно: низкие показатели ее деятельности. В частности, отдел Стависа едва сводил концы с концами большую часть 1998 года. Их ставка на то, что спреды будут сокращаться, была ошибочной, поскольку неопределенность на рынках развивающихся и бывших коммунистических стран — особенно Азии и России — продолжала расти, а также потому, что на это же делали ставку все больше хеджевых фондов. Все происходило, как в классическом учебном примере эффективных рынков в действии. Разница в прибыли на торгах с относительной стоимостью, к которой агрессивно стремились многие устоявшиеся фирмы в хорошем финансовом положении (конечно, и Salomon, и LTCM, но также Goldman и целый ряд других восходящих “звезд”, таких, например, как Convergence Capital, основанная Энди Фишером, в прошлом управлявшим вместе со Стависом отделом арбитража американских ценных бумаг), становилась все более эфемерной. Но и помимо торгов активное наступление выраженных в евро долговых обязательств вело к исчезновению многих ведущих рынков.

Ипотечная позиция группы рискового арбитража Salomon тоже несла потери из-за непредвиденного падения процентных ставок и последовавшего за этим увеличения объема досрочных выплат по ипотекам. Даже при более низких процентных ставках объемы платежей данного типа были намного больше, чем ожидалось. Это объяснялось рядом факторов: благодаря появлению новых компьютерных программ и прочих электронных устройств люди могли намного быстрее осуществлять рефинансирование средств; затраты на эту операцию снизились почти вдвое. Из-за подъема фондового рынка ожидания людей относительно возможности обогащения повысились. Результатом всего этого стала на удивление низкая эффективность ценных бумаг с устойчивым процентом в портфеле Salomon, т.е. бумаг, основная сумма по которым выплачивается полностью в конце срока. В трудном положении оказались и другие фирмы, в том числе Goldman Sachs, LTCM, Ellington Fund Майкла Враноса и Convergence Capital. Поначалу заниженные цены на рынке IO рассматривались как излишне дешевые; чтобы такой уровень цен был оправданным, повышение объемов досрочных платежей должно было продолжаться в течение многих месяцев — ситуация, которую никто из трейдеров никогда не назвал бы вероятной. Резкое снижение относительной стоимости IO и связанные с этим потери по данным позициям при переоценке на основании текущего уровня цен рассматривались как благоприятная возможность, ведь если IO были привлекательными раньше, то теперь тем более. Не удивительно, что группы, подобные LTCM, увеличивали эти позиции перед лицом убытков по ипотекам.

Для группы арбитража компании Salomon ипотечные убытки данного типа были вполне допустимыми. Даже по наиболее пессимистичному сценарию дальнейшего развития событий — т.е., что объем досрочных платежей по ипотекам будет продолжать расти с такой же скоростью в течение всего следующего квартала, — IO были как минимум справедливо оценены и, судя по всему, должны были оставаться дешевыми. Иными словами, позицию явно можно было восстановить, ведь убытки были обусловлены не ошибочностью модели, а состоянием рынка.

Компания Salomon не раз оказывалась на краю пропасти, и это ее не пугало. Сложившаяся ситуация была очень похожа на ситуацию 1993 года, когда Лэрри Хилибранд и большинство членов будущей команды LTCM еще работали в Salomon. В те времена подразделение арбитража американских ценных бумаг с фиксированной доходностью понесло по своей ипотечной позиции убытки на сумму 300 млн долл. Хилибранд провел перед советом директоров презентацию и объяснил, что неверные цены на рынке были обусловлены ликвидацией позиции Kidder. И один из самых мудрых в области инвестирования совет директоров из всех когда-либо существовавших на свете, в который входили Уоррен Баффетт, Чарли Мангер и лучшие трейдеры Salomon, вынуждены были согласиться с Хилибрандом. Совет позволил ему не только сохранить эту позицию, но и увеличить ее. А к концу этого года и Хилибранд, и другие основные члены этой команды уже входили в другую группу, “Северный Salomon” (LTCM), Гринвич, штат Коннектикут. Иными словами, вся ответственность за это решение легла на двух вице-президентов, Роба Стависа и Энди Фишера. Крайне обеспокоенные сложившейся ситуацией, эти менеджеры попросили Денниса Кигана оставить занимаемый им тогда пост одного из глав лондонского трейдингового подразделения и взять на себя заботу о новой команде арбитража американских ценных бумаг с фиксированной доходностью. Судя по всему, этот перевод был самым большим успехом в его карьере. Ипотечная позиция, за сохранение и даже увеличение которой столь яростно ратовал Хилибранд, быстро восстановилась, и к концу 1994 года уже принесла потрясающую прибыль в размере 1 млрд долл. Ставис, Фишер и Киган получили бонусы на сумму 30 млн долл. каждый.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
5.2. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Вторая. 5.4. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Четвёртая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта