Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

5.2. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Вторая.

В зале, в котором мы собрались, было много книжных полок, на которых стояли книги; на первой странице многих из них были благодарности Вейллу за его благотворительную деятельность. Но еще больше места отводилось фотографиям самого Вейлла в компании с разными известными личностями, и эти фото то тут то там перемежались разными наградами, почетными значками и дипломами. Там была фотография Вейлла с Арнольдом Палмером и Джеком Никлаусом (легенды американского и мирового гольфа) во время игры в гольф; с американскими президентами — от Картера до Клинтона — и с целым рядом других знаменитостей и светил, включая скрипача-виртуоза Исаака Штерна и американского комика Билла Косби. Да, этому человеку явно удалось достичь абсолютного мира со своим эго.

Ставис появился на собрании, чтобы выслушать целый ряд обвинений и претензий. Первым и основным было то, что он отказался отчитываться перед сыном Вейлла. Кроме того, ему ставилось в вину, что он заработал слишком много денег. И еще Ставис был чем-то вроде запасного игрока; он получил свой высокий пост после того, как несколько “звезд” ушли из Salomon, чтобы основать LTCM. Все это было так, но все равно в целом обвинение было подстроенным. Возможно, он был слишком молод, но несомненно обладал блестящими способностями. Он всего несколько лет назад закончил колледж, когда начал работать в отделе арбитража, а Эрик Розенфельд, Ларри Хильбранд и другие ко времени создания этой молодой, только начинающей работать группы, были уже признанными экспертами в области трейдинга со стороны клиента или в преподавательской сфере.

Ставис был невероятно умен и красноречив. Он выходил победителем из любого спора, в большинстве случаев потому, что был обычно действительно прав, но иногда потому, что умел сформулировать свое мнение настолько четко и убедительно, что всем казалось, что он прав. Иногда его манера отстаивать свою точку зрения воспринималась как излишняя самонадеянность и даже заносчивость, в чем его нередко упрекали, но, по сути, он относился к любому обсуждению проблем трейдинга и управления рисками как к способу выработать наиболее правильный ответ и самое верное решение. И в этом плане его таланты ведения дебатов, аргументы и убеждения действительно иногда приводили к предвзятым, пристрастным выводам.

Все, кто выступал на том собрании, были весьма откровенны. Майоджин, Капланис и Ставис один за другим описывали свой подход к трейдингу. Ставис выступал последним, потому что его позиции были самыми сложными. Другие рассказали Вейллу и компании о благоприятных возможностях использования кривой обучения (отражает повышение эффективности выполнения работы человеком, группой людей или организацией по мере обучения. — Примеч. перев.) и о необходимости первым делом усвоить некоторые базовые моменты. Наконец настала очередь Стависа. Команда Travelers очень внимательно выслушала все его замечания.

Все было совершенно спокойно и мирно до того момента, как Ставис не допустил огромную оплошность. Повысив голос почти до крика, чтобы перекричать людей, вполголоса обсуждающих собрание, он попросил всех вернуть ему брошюры, которые он раздал перед мероприятием для справок и ссылок во время своего выступления. Он объяснил это тем, что они содержат конфиденциальную трейдинговую информацию, и поэтому он не хочет, чтобы их выносили из конференц-зала. Возможно, он выдвинул это требование чисто инстинктивно; его подразделение всегда очень ревностно хранило свои позиции в секрете, опасаясь, как бы сведения о них не попали в руки конкурентов и даже клиентов фирмы, которые тогда могли бы действовать на торгах вопреки ее интересам. Например, когда мне предоставляли детальную информацию о позиции или рисковом профиле его группы, она нередко была напечатана на специальной бумаге. Такую бумагу использует американское правительство для конфиденциальных документов: она темно-красного цвета и вся покрыта зигзагообразными черными полосками. Напечатанный на такой бумаге текст становится практически нечитабельным, но зато с этих документов невозможно сделать фотокопию.

Но мы были уже не в Salomon, а в Travelers был явно принят другой порядок. В большинстве корпораций бизнес-подразделения не просят председателя совета директоров и главного исполнительного директора вернуть представленные им документы. Даймон без слов просто бросил свою брошюру на стол. Вейлл засунул свою в карман и, не удостоив Стависа взглядом, направился к выходу. Хейди Миллер, главный исполнительный директор Travelers, вежливо спросила, не будет ли Ставис возражать, если она заберет себе несколько страниц, на которых она сделала пометки в ходе дискуссии, после чего, поджав губы, бросила негодующий взгляд в моем направлении. Она и раньше не раз говорила мне, что ей не нравится арбитражная группа, и теперь, когда ими было проявлено явное неуважение к ее наставнику и боссу, она давала мне понять, что была права и не намерена этого терпеть.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
5.1. Salomon купили, чтобы уничтожить 5.3. Salomon купили, чтобы уничтожить. Часть Третья.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта