Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

4.9. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Девятая.

Вынужденный брак

После скандала с казначейскими долговыми обязательствами в 1991 году Уоррен Баффетт назначил на пост председателя правления Боба Денхэма; новым главным исполнительным директором в это же время стал Дерик Мохэн. Денхэм был выпускником Гарвардской юридической школы и одним из партнеров юридической фирмы Munger Tolles & Olson, которой владел помощник Баффетта, Чарли Мангер. Основная задача Денхэма заключалась в том, чтобы трейдеры Salomon действовали в полном соответствии с политикой компании — дополнительная мера контроля для компании в период после шумного скандала. Высокий, подтянутый, моложавый, с едва различимым акцентом человека, выросшего в техасском Лаббоке, Боб был столь же спокойным и уравновешенным, сколь эксцентричным и непредсказуемым был его предшественник, Джон Гатфренд. Поскольку до этого Денхэм работал с ценными бумагами в качестве юриста, он был знаком с бизнесом Salomon. Благодаря поддержке и помощи Эрика Розенфельда и других членов группы торговли бумагами за счет собственных средств он быстро приступил к выработке более сложных и эффективных стратегий ведения торгов.

Денхэм занял кабинет Гатфренда на 43-м этаже, обставленный старой мебелью предшественника. Две стены занимали кленовые книжные полки с подсветкой сзади; еще у одной стены стояли современные кожаные кресла с диваном и письменный стол. По какой-то неизвестной причине Гатфренд всегда плотно зашторивал окна, закрывая один из самых потрясающих видов на Манхэттен. Одно из окон было даже заложено кирпичом. Денхэм почти ничего не изменил в этой обстановке. Он лишь принес несколько книг и фотографий — в том числе портрет Билла Клинтона, который в свое время доверил Денхэму представлять США на форуме Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества. На книжной полке около двери воцарилась модель автомобиля Dodge Viper красного цвета, подаренная Бобу одним из клиентов.

В августе 1997 года этот кабинет никак нельзя было назвать уютным местом. Я сидел на краю дивана, а ко мне один за другим присоединялись (лично или по телефону) основные трейдеры фирмы: глава группы торговли американскими ценными бумагами с фиксированной доходностью Роб Ставис, глава Phibro, товарного подразделения Salomon, Энди Холл, который общался с нами по телефону из Вестпорта, штат Коннектикут; европейский коллега Роба Костас Капланис из Лондона; и Сугар Майоджин, присоединившийся к беседе из Токио.

Последним, также по телефону, подключился Энди Паретс, трейдер, который, собственно, был центром нашего обсуждения. Паретс управлял подразделением рискового арбитража, что означало, что он открывал позиции по компаниям, которые находились в процессе слияния, и зарабатывал деньги после завершения этого процесса. Никакой особой мистики во всем этом нет. С одной стороны, части компаний, участвующие в слиянии, почти всегда после его завершения сближаются и объединяются. С другой стороны, всегда существует риск, что слияние не будет завершено, и относительная цена акций не будет совпадать. Главным в торговой деятельности Энди было сосредоточиться на компаниях, вероятность слияния которых выше, чем вероятность того, что этого не случится. Неизбежный риск заключался в том, что сделка не состоится, и акции перейдут в категорию из ряда вон выходящих, т.е. переоцененных или недооцененных. Именно такая опасность угрожала на момент нашей дискуссии одной из позиций Паретса — позиции, которая была в несколько раз больше, чем любая другая когда-либо ранее открытая им.

За год до этого MCI Communications и British Telecom подписали соглашение о слиянии, и группа рискового арбитража Salomon работала над тем, чтобы получить прибыль в результате этого события. Отдел рискового арбитража открыл короткие позиции по BT и длинные по MCI, ожидая впоследствии конвергенции акций. Риск в данном случае был очевидным — если бы слияния не произошло, акции MCI без привязки к акциям BT непременно упали бы в цене. Торговля бумагами по этому слиянию все с большей силой продолжалась всю весну, и к началу лета позиции с обеих сторон достигли почти 500 млн долл. каждая. Наблюдение за факторами неопределенности, касающимися жизнеспособности данного слияния, проблемы с исполнением обеих “ног” этой сделки (которые будто “стояли” на разных рынках), или, может, неспособность многих инвесторов произвести простые математические расчеты — все это привело к тому, что цена акций MCI держалась на уровне более низком, чем была бы после завершения сделки с BT.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
4.8. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Восьмая. 4.10. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Десятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта