Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

4.4.Чиновники.Часть Четвёртая.

По мере того как второй год пребывания в Университете Рокфеллера подходил к своему завершению, мои отношения с Паисом становились все более натянутыми, и я ощущал его недоброжелательное отношение ко мне. Возможно, он был недо­волен отсутствием у меня большого таланта, или недостаточным почтением к его мнению в разговорах, которые касались тем за рамками физики, или чем-нибудь еще, что он мог рассматривать как проявление неуважения лично к нему. Я призна­вал, что по сравнению со мной Паис был лучшим физиком, однако я не мог заста­вить себя играть вторую скрипку в беседах, посвященных литературе, фильмам или мировым событиям. Я чувствовал, что обязан вести себя именно так, как будто бы мое мнение имеет такое же право быть выслушанным, как и мнения других людей, и это, вероятно, досаждало ему больше всего. В конце моего первого года работы в Университете Рокфеллера секретарь Паиса начал размещать рекламные объявле­ния на вакансию исследователя с докторской степенью в отделении моего офиса, и я знал, что не останусь работать в этой лаборатории на третий год.
Один месяц того лета я, Ева и Джош провели в Центре для физиков в Аспене. Потом, в сентябре 1978 года, после очередной беседы с Паисом я принял близко к сердцу его намеки и начал оценивать сложившуюся ситуацию. Мне было 33 года, и я был на полпути к своему третьему назначению на должность исследователя; я раздумывал над тем, когда же закончится это бесконечное странствие с места на место? Я пришел к следующему выводу: либо найду вакансию ассистента профессо­ра с перспективой получения постоянного рабочего места, либо вообще перестану заниматься физикой.
Однажды в 1978 году я неожиданно поймал себя на мысли о том, что размышляю над возможностью поступления в медицинскую школу и мечтаю стать выдающимся доктором. Мои соображения выстраивались следующим образом: физика являет­ся жесткой системой, при которой положение человека в обществе определяется его способностями. Большинство заслуг достается лишь небольшой группе леген­дарных личностей. Если вы не Фейнман, значит, вы никто. Быть компетентным физиком-исследователем без ярко выраженных признаков гениальности было явно недостаточно для реализации своих профессиональных способностей, душевного удовлетворения и материального благосостояния. Кому нужны цифры и результа­ты исследований? Можно приложить усилия и найти вакансию преподавателя с постоянным рабочим местом где-нибудь в небольшом колледже, но в таком случае нужно любить преподавательскую деятельность гораздо сильнее, чем это присуще моему характеру. Итак, хотя мне нравилось думать о том, что я посвящаю свою жизнь высшему, я начал чувствовать, что этого недостаточно. В противовес физике я воображал, что в медицине я мог бы достичь ощутимых результатов просто будучи компетентным специалистом.
Я был не единственным физиком, который размышлял подобным образом. Несколько медицинских школ с недавних пор начали принимать абитуриентов с до­кторской степенью по естественным наукам. Университет Майами в Корал-Гейблс был готов за два года, включая летнее время, переквалифицировать исследователя с докторской степенью в доктора медицинских наук. Однако для того чтобы принять участие в этой программе, необходимо было сдать специальные экзамены Graduate Record Exam (выпускной регистрационный экзамен, или GRE). До сих пор я ни­когда не сдавал GRE; когда в 1966 году в Южной Африке я готовил документы в Колумбийский университет, этой разновидности тестовых экзаменов еще не су­ществовало. На одну или две недели я уединился в своем офисе, куда никто не мог войти без моего позволения, и никому не говоря, чем занимаюсь, начал готовиться к сдаче экзаменов GRE. Я освежил свои знания по физике, приобретенные мною в Университете Кейптауна, выучил наизусть значения постоянных физических величин и уровней атомной энергии. Я прошел все темы, которых я не касался со времен первого курса в Колумбийском университете. В конце концов, после бессонной ночи, потому что Джош заболел и у него была высокая температу­ра, в Колумбийском кампусе я прошел тестирование и сдал экзамен по физике. Я успешно справился с этим испытанием. Корал-Гейблз прислали молодого сотруд­ника, проходящего интернатуру в Слоун Кеттеринг неподалеку от Университета Рокфеллера, чтобы он провел со мной собеседование, и я был зачислен.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
4.3.Чиновники.Часть Третья. 4.5.Чиновники.Часть Пятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта