Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

4.3.Чиновники.Часть Третья.

Одним из наиболее занимательных членов профессорско-преподавательско го состава факультета физики был Хайнц Пагельс, автор популярной книги по квантовой механике "Космический Код" (The Cosmic Code). Хайнц был первым в моей жизни профессором, в стиле одежды которого деловой костюм мирно со­существовал с кроссовками Adidas. Это был очаровательный человек, любящий производить впечатление на слушателей рассказами о собственной насыщенной светской жизни вне физики. Было забавно наблюдать за его страстью к титулам. Он не мог просто сказать "Вчера вечером в Аспене я обедал с Макнамарой"; он считал должным добавить "... вы знаете, это министр обороны при Джонсоне". Он обладал фантастической способностью предугадывать ход мыслей собесед­ника, особенно в отношении политически влиятельных особ. Беседуя с Паисом, Хайнц мог быстро завершить фразу, которую Паис только начал произносить. Начиная с середины предложения, Хайнц прощупывал нить мыслей Паиса, а затем громче, смелее и быстрее доводил предложение до логического заверше­ния, присваивая себе его идею, как будто бы она принадлежала ему с самого нача­ла. Я любил беседовать с ним. К сожалению, он погиб при падении несколько лет назад во время прогулки по горам неподалеку от Аспена, где он со своей семьей проводил практически каждое лето.

У Хайнца были дружеские отношения с физиком и писателем New Yorker Джереми Бернштейном, которым я восхищался не в меньшей степени, потому что он также, казалось, жил более "полнокровной" жизнью по сравнению со многими знакомыми мне физиками. Одну или две работы по физике Бернштейн написал вместе с Файнбергом и Т.Д. Ли, и однажды я с интересом наблюдал за тем, как Т.Д. "изводил" его своими требованиями к "чистоте и ясности речи" на коллоквиуме в Колумбийском университете. Начиная с 1960-х годов, Бернштейн писал книги и статьи по физике в New Yorker для широкого круга читателей, начав с биографии Ли и Янга после того, как они стали лауреатами Нобелевской премии. Он писал иск­ренне и ясно, усердно стараясь развеять мифы о легендарных личностях, в резуль­тате чего, по моему мнению, его книги никогда не были настолько популярны, как творения тех авторов, которые не прочь были приукрасить историю жизни ученых, занимающихся вопросами квантовой механики и космологии.
Одним из замечательнейших преимуществ академической жизни было то, что после преподавания обязательных часов - а таковых в Университете Рокфеллера не было совсем! - время и рабочее пространство принадлежало исключительно вам. Я мог работать в любое время и в любом месте, где мне нравилось. Я мог посвятить вторую половину дня себе и пробежать в парке дистанцию в 6 миль или посетить выставку в музее, и после чего проработать весь вечер. Однажды после обеда мы с Хайнцом пошли на открытие Close Encounters of Third Kind (Близкие контакты тре­тьего рода). Эта свобода действий вместе с продолжительными каникулами, проводимыми за занятием физикой в интересных местах, делали жизнь наполненной, осмысленной и богатой в духовном отношении, компенсируя, таким образом, не­высокую зарплату. Мой офис был неприкосновенной территорией. Никто не имел права зайти в кабинет, если после стука в дверь я не говорил: "Войдите!" Желая со­средоточиться или побыть в одиночестве, я запирал дверь изнутри, и коллеги вели себя так, как будто бы меня вообще не было в кабинете. Я был уверен, что подобный вид "неприкосновенного уединения" был обязательным условием работы, однако со временем понял, что это было привилегией, настолько редкой, что я даже не мог себе тогда и представить. Я был наивно шокирован, когда несколько лет спустя в лабораториях Белла выяснилось, что мое время, также как и офис, принадлежали AT&T, и начальник, коллеги или почтальон могли вторгнуться ко мне в любой мо­мент безо всяких извинений или предупреждающего стука в дверь. Конечно же, на Уолл-стрит я еще в меньшей мере мог располагать своим временем и личным пространством. Вскоре эта свобода, являющаяся спутником академической де­ятельности, должна была для меня закончиться. Однако тем временем я продолжал заниматься физикой, стал членом "Нью-Йорк Роад Раннерс Клаб", совершал про­бежки вдоль Ист-Ривер Драйв и вокруг Центрального парка, утром и вечером играл с Джошуа. Я наслаждался жизнью.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
4.2.Чиновники.Часть Вторая. 4.4.Чиновники.Часть Четвёртая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта