Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

4.2.Чиновники.Часть Вторая.

Сравнивая Университет Рокфеллера с другими университетами, необходимо отметить, что здесь не было традиционных факультетов. Вместо этого отдельные профессора руководили деятельностью своих лабораторий. Вопросами теории физики элементарных частиц занималось несколько ведущих профессоров. Паис, крошечный мужчина и наиболее уважаемый профессор, пригласил меня на работу в свою собственную лабораторию. Его бывший сотрудник Мирца Абдул Баки Бэг, дородный пакистанец с усами а-ля Панчо-Вилла, который постоянно цитировал высказывания знаменитого немецко-еврейского физика Рудольфа Пайрелса, на­зывая его своим наставником, руководил другой лабораторией. Ходили слухи, что между Паисом и Бэгом шла длительная вражда, наподобие той, что была между Ли и Янгом, только в несколько меньшем масштабе. Мы иногда становились сви­детелями затяжных споров и словесных перепалок между этими двумя учеными. Мы также слышали, что Паис стал злейшим врагом своего сотрудника в 1950-х годах Мюррея Гель-Манна, который, согласно описаниям биографа Гель-Манна Джорджа Джонсона, всегда называл Паиса "злым карликом". Вдоволь насмот­ревшись на выяснения отношений между Ли и Янгом, я был не слишком удивлен враждой между учеными в Университете Рокфеллера.
То, как часто сотрудник появлялся в Университете Рокфеллера и как долго на­ходился на своем рабочем месте, не имело ни малейшего значения. Единственным фактором, привлекавшим внимание, были достижения (и, возможно, ореол или аура, которые могли свидетельствовать о способности достичь прекрасных резуль­татов). Я приходил на работу перед обедом и иногда работал до поздней ночи; в то время я посвящал много времени общению с Джошем - чаще всего я присматривал за ним в начале и в конце дня.
Я был счастлив в Университете Рокфеллера. Обычно Джош просыпался очень рано, я усаживал его в коляску, и мы гуляли вдоль Ист-Сайда, останавливаясь у булочных, чтобы купить свежих утренних рогаликов или какой-нибудь другой выпечки. Мы с ним подолгу разговаривали. Я всегда очень уставал, но это было невероятно интересно и приятно. Я интересовался вопросами детского развития и пытался воспринять теории воспитания Штайнера. Штайнер призывал беседовать с детьми на различные темы, даже если они пока находились за пределами их пони­мания. Он утверждал, что дети, впервые услышав незнакомое и непонятное им сло­во, все равно будут пытаться его выучить, чтобы понять. Я свободно следовал этому совету на практике. Все, что имело для меня значение, - это время, проведенное с Джошем. Присматривая за своим первенцем в первые два-три года его жизни, я все больше удивлялся этому таинству и непонятной абстрактности времени. Он без особого труда выучивал и запоминал расположение предметов в пространстве, на­звания предметов, даже прилагательные и наречия, однако сложнее давались про­межутки времени (вчера, завтра) и названия цветов (красный, зеленый). Несмотря на то что он мог произнести сложную фразу (однажды, сломав игрушку, он выкрикнул: "Я разозлился на себя!"), он мог перепутать вчера и завтра, зеленый с красным. Я начал несколько сомневаться в теории, что время и цвета являются очевидными сами по себе. Возможно, когда ребенок замечает, что и листок на дереве, и свитер имеют одинаковый зеленый цвет, он или она обособляет некоторое чрезвычайно абстрактное качество двух совсем непохожих предметов, которое однажды было за пределами человеческого восприятия.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
4.1.Чиновники 4.3.Чиновники.Часть Третья.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта