Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

4.17. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Семнадцатая.

В итоге наше обсуждение MCI/BT привело к следующему: Ставис считал, что, принимая во внимание невысокие шансы на то, что сделка о слиянии этих двух компаний все же будет заключена, позицию следовало бы даже увеличить. Я был уверен, что в подобных ситуациях никто не обладает достаточным опытом, чтобы правильно оценить риск, и что нам оставалось полагаться на оценку Паретса. Денхэм считал, что из-за позиции бизнеса мы сталкиваемся с дополнительными рисками, и что, следовательно, от этой позиции нам следует отказаться. Холл придерживался той же точки зрения, считая, что позиция плохо продумана. Она, судя по всему, была плохой и раньше, и уж, конечно, была невыгодной теперь. Парентс за день не раз четко высказывал свое мнение. В итоге после двух часов тщательных обсуждений и обдумываний комитет по управлению рисками принял решение сохранить эту позицию.

Ставис и я после этого заседания пошутили: какой бы удивительной ни была эта позиция со всеми ее проблемами, непредвиденными событиями и изменениями в ходе торгов, на время нашей встречи она оказалась именно той, которая была нам нужна. На протяжении того лета в сделке изменилось практически все. Риски, которые изначально оценивались как минимальные, выросли. Стратегия, которая, как ожидалось, должна была принести 25 млн долл. прибыли, в итоге вышла из-под контроля и привела к потерям свыше 100 млн долл. Да и за рамками самой сделки подразделение обыкновенных акций к этому времени понесло дополнительные убытки свыше 60 млн долл. Бурное развитие азиатских рынков сказалось на рынках “Большой семерки” (США, Великобритания, Канада, Франция, Германия, Италия, Япония. — Примеч. перев.), повысив их волатильность до беспрецедентного уровня. Наше подразделение торговли производными акционерными инструментами теряло 5 млн долл. при каждом повышении опционной волатильности на 1%. И все же, несмотря на все это, наша невероятная осторожность привела к тому, что к концу описанного выше собрания мы не изменили свою позицию ни на одну акцию ни в сторону увеличения, ни в сторону уменьшения, сохранив ее точно в первоначальном виде.

С подобным феноменом я сталкивался неоднократно и потом, судя по всему, он представляет собой неотъемлемый компонент поведения трейдера. Я говорю об инерции и нежелании изменять ухудшающуюся позицию или, если быть точнее, силу инерции, которая возникает при столкновении с убытками вследствие непредвиденных корнеров, спекулятивных скупок акций. В экспериментальной биологии для данного явления имеется специальный термин: экспериментальный невроз. Животное, попавшее в лабораторные условия, столкнувшись со средой и событиями, совершенно отличными от тех, которые окружали его до этого, просто сворачивается клубочком и полностью игнорирует любые стимулы и раздражители. Его реакция на враждебную, непривычную среду заключается в том, чтобы замереть, заморозить любые движения. И, как я расскажу вам дальше, такое поведение встречается не только у подопытных животных; этот феномен проистекает из самой сути, самой сердцевины нашего подхода к окружающему миру.

В руках Travelers

В феврале 1987 года мания слияний, стимулированная объявлением Bankers Trust о намерении приобрести Alex Brown, охватила всю Уолл-стрит. Многие изначально институционально ориентированные фирмы разглядели ценность такой отрасли, как розничная дистрибуция. В результате весной того же года состоялось слияние Morgan Stanley с Dean Witter, летом ING выкупила Furman Selz, а NationalsBank Corporation приобрела Montgomery Securities. 24 сентября к этому движению приобщилась и Travelers — она объявила о своем намерении приобрести Salomon.

Эта покупка имела для Travelers большой смысл с разных точек зрения. Для ее босса, Сэнди Вейлла, это было естественной очередной ступенью на лестнице приобретений. Уже ходили слухи, что он подыскивает в качестве объекта для приобретения крупный банк, но на тот момент эти планы встретили бы на своем пути серьезные преграды юридического и регуляторного характера, поскольку Вашингтон, как правило, с неодобрением относится к идее соединения банковской и страховой деятельности. Кроме того, Сэнди Вейлл уже обсуждал с Джоном Корзине идею выкупа Goldman Sachs, хотя и без особого успеха. Приобретение Salomon не было связано с регуляторными проблемами, которые непременно возникли бы при покупке коммерческого банка. Salomon благодаря своей трейдинговой ориентации, в которой все решают деньги, намного вероятнее была готова на уступки, чем Goldman.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
4.16. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Шестнадцатая. 4.18. О том, как Salomon бросила кости и проиграла. Часть Восемнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта