Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

3.10. В городе новый шериф. Часть Десятая.

Эпштейн без труда находил желающих для участия в своем амортизационном свопе. Но каждый своп при участии какого-либо банка добавлял очередную позицию к торговой книге Эпштейна. Если этот банк получал долгосрочную ставку в обмен на краткосрочную, Эпшнейн должен был занять противоположную позицию по контракту и получить краткосрочную ставку в обмен на долгосрочную. Он зарабатывал деньги, взимая плату за своп. Если и долгосрочная, и краткосрочная процентная ставка составляли 5%, он обычно соглашался на своп, который обеспечил бы банкам не 5, а 4,9%. При свопе на 100 млн долл. эта разница составляла 100 000 долл. в год.

Проблема заключалась в том, что процентные ставки имеют обыкновение меняться. Если долгосрочная ставка вдруг повышалась до 6%, а краткосрочная при этом оставалась неизменной, Эпшнейн должен был выплатить намного большую сумму, чем изначальный спред в 100 000 долл., который он “встраивал” в эту сделку. Таким образом, по каждому проведенному свопу ему надо было создать хедж, компенсирующий ту же сумму, которую он мог потерять, если бы процентные ставки изменялись не в его интересах. А, как и в случае с закладными, структурирование такого хеджа — задача очень непростая. Сложность прежде всего обусловлена взаимосвязью между долгосрочными и краткосрочными процентными ставками при приближении срока погашения свопа. Если краткосрочная ставка резко падает, а долгосрочная поднимается, своп будет погашен быстро. И это происходит именно тогда, когда сторона, получающая долгосрочную ставку, страстно желает, чтобы этот своп был вечным, ведь она получает более высокую долгосрочную ставку, выплачивая при этом пониженную краткосрочную. И наоборот, когда краткосрочные ставки поднимаются, а долгосрочные снижаются, “долгосрочная” сторона “буксует”, стараясь удержать своп, тем временем производя большие платежи (ведь они базируются на краткосрочной ставке) и получая при этом маленькие. В любом случае амортизационная характеристика работает против той стороны, которая получает долгосрочную процентную ставку, — стороны, эквивалентной в свопе держателю закладной. И эта непривлекательная характеристика явно задумана умышленно, ведь это то же самое, что происходит с владельцем закладной.

Из-за этой взаимосвязи между сроком погашения свопа и относительным уровнем процентных ставок стоимость свопа зависит не только от общего их уровня, но и от потенциальных смещений между краткосрочными и долгосрочными ставками. То есть корреляция между ними очень и очень важна. А, как оказалось, в процессе ценообразования  хеджирования свопов Эпштейн вообще не принимал эту корреляцию в расчет. И этот его просчет был не интеллектуальной ошибкой, а ошибкой программирования: те же самые функции АПЛ, которые привели к проблемам с рекурсивными вычислениями, очень усложнили процедуру генерирования путей изменения цен, коррелированных с процентными ставками.

Среди актуариев, специалистов по страховой математике, язык АПЛ был очень популярен, и, поскольку Эпштейн имел большой опыт работы в этой области, вполне закономерно, что он составлял свою модель ценообразования для амортизационных свопов с использованием этого языка. Проблема была в том, что, как в случае с проблемами, касающимися рекурсивных производных, с которыми я столкнулся в Morgan Stanley, для построения модели с учетом взаимосвязи между краткосрочными и долгосрочными облигациями требуется большое количество циклов. Их взаимодействие можно достаточно точно проанализировать, только проиграв огромное множество разных ситуативных сценариев изменения процентной ставки. Каждый такой сценарий требует цикла, и в каждом цикле такого сценария должен быть еще один цикл, без которого невозможно отследить изменения ставок с течением времени. Для получения надежного результата необходимо просмотреть тысячи путей изменения ставок, и на каждом из этих путей бесчисленное множество раз изменить цены — по мере того, как своп неуклонно приближается к сроку платежа по нему. Это означает, что код, возможно, надо будет заново интерпретировать миллионы раз, что, вернее всего, займет у аналитика очень много времени. Еретическая мысль переписать всю программу целиком с использованием другого компьютерного языка Эпштейну в голову даже не пришла; а без этого у него оставался единственный возможный вариант — проигнорировать эту корреляцию.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
3.9. В городе новый шериф. Часть Девятая. 3.11. В городе новый шериф. Часть Одиннадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта