Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

3.1. В городе новый шериф

До начала 1970-х годов инвестиционное банковское дело было скорее элитарным братством, нежели конкретным бизнесом. В нем явно недоставало риска, капитала, воображения. И вот-вот все должно было измениться. В Morgan Stanley, хоть это и была одна из самых известных и крупных в этой области фирм, было всего 30 партнеров и меньше 20 млн долл. капитала. Изначально инвестиционные банки специализировались на консалтинге по вопросам слияний и приобретений (Mergers & Acquisitions — M&A) и на андерратинге (покупка ценных бумаг у эмитента для последующей перепродажи инвесторам. — Примеч. перев.). Порядок был такой: инвестиционные банки наивысшего ранга консультировали своих корпоративных клиентов и управляли их андерратингом, а затем их облигации и (или) акции передавались менее престижным торговым фирмам для дальнейшего распространения. Бизнес M&A велся, так сказать, между своими; старые школьные и университетские связи и членство в загородном клубе ценились не меньше, чем врожденные способности. С одной стороны, андерратинг был предельно четким и очень прибыльным. Им можно было заниматься, не имея большого капитала и не неся высоких накладных расходов. С другой стороны, распространение стало ближе к “котельной” (название комнаты, в которой работают дилеры по ценным бумагам. — Примеч. перев.): к звонкам инвесторам, командам трейдеров, торговому персоналу, капиталу, которым рискуют в случае, если ценные бумаги их эмиссии не будут проданы.

Первый вызов этому старому порядку был сделан в середине 1970-х годов, когда один из основных брокеров, Salomon, занялся бизнесом андерратинга. В фирме решили, что раз уж приходится выполнять грязную работу — распространять ценные бумаги, — то они будут также заниматься их гарантированным размещением и управлением ими. Вынужденные принять Salomon в свой клуб, фирмы-“снобы”, такие, например, как Morgan Stanley, потребовали обратной услуги и проникли в сферу брокерской деятельности. И начали они с того, что воспользовались основным преимуществом статуса брокера и укрепились на рынке долгосрочных казначейских облигаций. Время для этого было выбрано просто идеально: тогда вот-вот должен был начать формироваться “бычий” рынок казначейских облигаций начала 1980-х.

Проникнув таким образом “одной ногой” на до тех пор ничем не испорченный рынок казначейских ценных бумаг, инвестиционные банки начали агрессивно выходить на рынок корпоративных облигаций. Были сформированы отделы по торговле ценными бумагами, которые должны были обслуживать компании, эмитировавшие облигации, и инвесторов, купивших бумаги из нового выпуска. Корпоративные облигации сложнее облигаций, выпускаемых правительством США, по двум причинам. Во-первых, в отличие от правительства США корпорации могут обанкротиться, что означает, что при анализе динамики кривой доходности необходимо учитывать дополнительный кредитный риск. Во-вторых, облигации корпораций характеризуются значительно более высоким уровнем риска ликвидности. Корпоративных облигаций намного больше, чем казначейских, и большинство облигаций корпораций торгуются только по предварительной договоренности. В результате основной сферой компетенции продавцов облигаций стала информация о том, кто какими ценными бумагами владеет (этим определяется номинальная стоимость андерратинга), и передача этих облигаций из одних рук в другие за определенный спред. Это очень точно и иронично описано в романе Тома Вулфа “Костры амбиций” (Bonfire of the Vanities). Продаются облигации на сумму 100 млн долл. со спредом в одну четвертую процента — и фирма кладет в карман 250 000 долл. только за несколько телефонных звонков. Успех же определяется умением составлять списки клиентов и знанием того, какие облигации какой компании принадлежат. Чтобы получить нужную информацию, фирмы использовали самые разные стратегии, начиная с банального выклянчивания и заканчивая предложением провести крупномасштабный анализ портфеля клиента. Затем, когда клиент звонил в следующий раз и просил фирму заняться продажей его облигаций, продавец уже знал, где искать покупателя. Через два-три года имя каждого инвестора любой фирмы уже было в файлах одного из ее брокеров. Продавцы корпоративных облигаций превратились в биржевую версию продавцов подержанных автомобилей.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.17. Демоны 1987 года. Часть Семнадцатая. 3.2. В городе новый шериф. Часть Вторая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта