Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.8. Студенческие годы.Часть Восьмая.

Мне очень хотелось быть студентом Файнберга, но я не знал, как подойти с моей просьбой к этому человеку. Поскольку время официального назначения еще не при­шло, и по своей природе я был сдержанным и застенчивым человеком, я просто начал очень вежливо приветствовать его в любом месте, где бы мы ни встречались.
Наше учебное заведение являлось маленькой общиной. Вскоре я начал встре­чать Файнберга в коридорах, лифтах и в студенческом городке по несколько раз на день и каждый раз я вежливо говорил ему "здравствуйте" и приятно улыбался. Согласно этикету он должен был ответить мне взаимностью, но при этом вместо искренней улыбки его губы как-то нервно искривлялись. Время шло, и придуман­ная мною подготовительная игра продолжалась с той же силой. Мне никак не хва­тало смелости подойти к этому человеку и напрямую спросить о возможности стать его студентом. Я втайне надеялся, что когда-нибудь это случится само собой без слов. Каждый раз при встрече с ним я улыбался; всякий раз, когда я ему улыбался, его губы искривлялись в нечто все более отдаленно напоминающее улыбку. С тече­нием времени наши попытки вежливо улыбнуться имели все меньшее сходство с искренней улыбкой; мы были похожи на персонажей театрализованной греческой постановки, маски которых причудливым образом отображали дружеские чувства. Однажды, когда наши пути должны были пересечься в пятый раз за день, я не вы­держал. В длинном темном коридоре я распознал его силуэт и принял решение из­менить траекторию своего движения. Я моментально свернул в ближайший поворот и помчался вверх по лестнице, чтобы избежать встречи с ним. Успешно скрывшись от него в этот раз, с тех пор я был вынужден повторять это постоянно. Вскоре, как только я замечал его движущимся в моем направлении, я бежал вверх или вниз по лестнице, напоминая себе главного героя одной жуткой видеоигры Lode Runner.Мои "ухаживания" за Файнбергом, окончательно зашедшие в тупик, неожидан­но завершились одним тоскливым утром, когда мы оба оказались в одном и том же лифте. Мы оба поднялись до восьмого этажа, не глядя друг на друга, делая при этом вид, что заняты изучением сертификата о проверке лифта. Завершение этого процесса было для меня невероятным облегчением.
Впоследствии я частенько наблюдал за Файнбергом издалека. Незримо при­сутствуя на еженедельном "кофейном часе" в Папин, я неоднократно становился свидетелем его подсознательного стремления к крайностям в суждениях, слабость, которую я позже начал наблюдать у многих студентов, окончивших универси­тет Чикагской школы бизнеса. Он создал организацию под названием "Проект Прометей", цель существования которой сводилась к планированию будущего человечества. Я наблюдал за продолжительными дискуссиями между Файнбергом и сыном Мильтона Фридмана Дэвидом, который позднее получил докторскую сте­пень по физике в Колумбийском университете. Их беседы касались вопросов ра­ционализации жизнедеятельности общества с точки зрения бизнес-деятельности. Однажды я услышал предположение Файнберга о том, что все социальные пробле­мы Манхэттена 1970-х годов могли быть разрешены без особых усилий при обяза­тельном выполнении одного условия: граждане, чей годовой доход составляет ме­нее десяти тысяч долларов, не имеют права на проживание в этом районе. Лично его это не касалось, но, очевидно, задевало многих людей, работающих в университете. Позднее мы услышали о том, что он изъявил желание заморозить свое тело после смерти с возможностью его оживления тогда, когда будет найдено средство излече­ния от болезни, вследствие которой наступила смерть. К сожалению, в 1992 году он умер от рака. Недавно в Интернете я нашел сотни ссылок не только на Файнберга, но и на Нью-Йоркскую организацию физиков, занимающихся изучением низких температур. Я был удручен тем фактом, что, несмотря на его огромную помощь этому обществу, он в конечном счете не оставил никаких рекомендаций или инст­рукций по сохранению своего тела.
В 1968 году, все еще занимаясь поисками консультанта, я пережил последнее ис­кушение избежать судьбы теоретика в области физики элементарных частиц. Мой американский кузен, проживающий на Манхэттене, представил меня своему ста­рому другу со времен обучения в колледже в 1930-х годах Роберту Херману. Херман был физиком, который из-за семейных обстоятельств отказался от академической работы и в тот момент занимался анализом потока транспортных средств в компа­нии General Motors. Академические физики, занимающиеся изучением элементар­ных частиц, свысока смотрели на ученых, посвятивших себя прикладной физике, считая данное направление деятельности слишком прозаичным. Однако в случае с Херманом необходимо упомянуть о том, что в прошлом он занимался фундаменталь­ными исследованиями и достиг выдающихся результатов. В 1940-х годах он являлся одним из авторов первой работы, в которой было выдвинуто предположение о том, что Творец, создавший нашу Вселенную, наполнил все пространство микро­волновым радиоактивным излучением. Позднее Арно Пензиас и Роберт Вильсон в лабораториях Белла случайно выявили присутствие этой радиации и получили за это открытие Нобелевскую премию. Потом, в 1950-х годах, Херман совмест­но с еще одним другом моего кузена со времен обучения в колледже Робертом Хофстадтером стали первыми физиками, исследовавшими внутреннюю структуру протона при помощи бомбардировки его быстрыми электронами и наблюдавши­ми за их отскоками. Если бы протон был твердым маленьким предметом напо­добие миниатюрного бильярдного шара, то можно было ожидать, что время от времени электроны будут отскакивать на очень большой угол относительно "ли­нии огня"; если бы протоны обладали губчатой структурой, то можно было зафик­сировать лишь незначительное количество точных столкновений. На удивление, Хофстадтер и Херман наблюдали очень мало существенных отскоков, поэтому они пришли к заключению о том, что поверхность протона, скорее всего, явля­ется упругой, а внутренняя структура - мягкой. Хофстадтер был единственным, кто получил Нобелевскую премию за это исследование. Мой кузен утверждал, что Хермана обошли вниманием лишь по той причине, что комиссия всегда с преду­беждением относилась к физикам, работающим за пределами академии.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.7. Студенческие годы.Часть Седьмая. 2.9. Студенческие годы.Часть Девятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта