Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.7. Студенческие годы.Часть Седьмая.

На протяжении первого учебного 1966-1967 года в Америке я усердно трудился и потом, после непродолжительной поездки домой в Южную Африку, начал серьезно готовиться к сдаче сентябрьских квалификационных экзаменов.
Экзаменационные вопросы были весьма разносторонними. Собравшаяся ко­миссия намеревалась проверить знания каждого студента по всем разделам физи­ки - классической механике, теории электромагнитного поля, оптике, термоди­намике, физике твердого тела, атомной физике и квантовой механике. Они оце­нивали способность объяснить все виды наблюдаемых в природе явлений. Один из вопросов, задаваемый изобретательным Фридбергом, описывал жителей планеты удаленной галактики, которые фиксировали восходы, закаты и затмения несколь­ких солнц и лун; после этого необходимо было определить орбиты движения планет при помощи законов Кеплера XVII столетия. На протяжении краткого, но интен­сивного учебного периода я чувствовал, что получил хорошее представление обо всех разделах физики и способен дать вразумительный ответ на заданный мне воп­рос о Вселенной.
Кроме этого, обязательной составляющей экзаменационной работы являлась теоретическая часть, т.е. каждый студент должен был в форме эссе рассказать о собственной независимой теоретической работе. Я написал о теориях электромаг­нетизма и гравитации, над вопросом объединения которых я работал в течение двух последних лет моего обучения в Кейптауне. В особенности меня привлекал труд двух европейских физиков 20-х годов двадцатого века Теодора Калуза и Оскара Кляйна. В своих работах они утверждали, что наша Вселенная является скорее пятимерной,чем четырехмерной, однако проявления пятого измерения настолько малы, что мы практически не замечаем его существования. В конечном счете они пришли к вы­воду о том, что если бы общая теория относительности Эйнштейна применялась к пятимерному пространству, в котором одно измерение остается незамеченным, мы бы испытывали на себе действие тех же электромагнитных сил и гравитации. Это была красивая теория, которая казалась совершенно бессмысленной с точки зрения прагматичных теоретиков и экспериментаторов в области физики элементарных час­тиц Колумбийского университета 1960-х годов. Однако выдвинутые предположения не канули в Лету; о них вспомнили в 1980-х и 1990-х годах, поскольку теории об эле­ментарных частицах и их взаимодействии вновь оказались на пике популярности.
Я довольно легко сдал квалификационные экзамены, и хорошие результаты были достаточным основанием для зачисления меня в привилегированный класс студентов, "имеющих право на творческую работу в области теоретической физики" в Колумбийском университете. Однако я столкнулся с препятствием - для начала моей исследовательской работы в течение последующих двух лет мне необходимо было завершить несколько курсовых работ. Это условие невероятно удручало меня и казалось несправедливым наказанием.
В скором времени, несмотря на некоторую преждевременность, я занялся поиска­ми консультанта, который бы согласился курировать мою научную работу. Я быстро и не без сожаления отказался от идеи работать под руководством Т.Д. Мало того, что одна мысль о приближении к этому человеку внушала мне страх, главной же причи­ной было то, что он соглашался уделять внимание лишь исключительно одаренным студентам, которых он выбирал самостоятельно один раз в несколько лет.
Также меня не оставляла равнодушным идея работы на Джеральда Файнберга, одного из первых вундеркиндов Т.Д. Файнберг был высоким, худощавым и несколь­ко чопорным мужчиной с короткой стрижкой, которая постоянно ассоциировалась у меня с каким-то персонажем из книги комиксов Арчи. Обязательными атрибу­тами его повседневного наряда был маленький галстук-бабочка и пояс с золотой пряжкой, на которой были выгравированы буквы "GF". В целом весь его облик соответствовал эпохе 1950-х годов.
Файнберг получил известность благодаря тому, что оказался одним из первых ученых, предположивших, что частица мю-мезон является разновидностью тяже­лого электрона, обладающего специфическими свойствами, которые отличают ее от обычного электрона. В свое время он посещал Высшую научную школу Бронкса, где его сокурсниками и друзьями были Глэшоу и Вайнберг. Позже эти два физика получили Нобелевскую премию за достижения в исследовании свойств слабого и электромагнитного полей, а также особенностей их взаимодействия. Возможно, для того чтобы избежать конкурентной борьбы с Т.Д., он решил несколько видоизменить направление своей деятельности и разработал собственные эзотерические теории о существовании гипотетических частиц, называемых тахионами, скорость движения которых превышает скорость света. Обычно физики делают предположения о сущест­вовании новых частиц для того, чтобы привести к логическому завершению несо­вершенную или недоработанную теорию; с этой точки зрения у Файнберга не было никаких оснований для построения догадок о существовании тахионов. Однажды Гель-Манн высказал остроумное предположение о том, что Природа руководствуется Принципом Тотальности, который может быть охарактеризован следующими сло­вами: "Все, что не запрещено, то обязательно". Поэтому не исключено, что логика Файнберга не была настолько поверхностной, как это могло показаться на первый взгляд. В любом случае, это было очень рискованное пари; если бы тахионы на са­мом деле были обнаружены, то это было бы ошеломляющим открытием; в противном случае ничего бы не изменилось и никто бы не переживал по поводу неоправданных надежд. Каждый имеет право строить предположения.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.6. Студенческие годы.Часть Шестая. 2.8. Студенческие годы.Часть Восьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта