Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.6. Демоны 1987 года. Часть Шестая.

Читайте текст, напечатанный мелким шрифтом

К сожалению, термин страхование портфелей, придуманный LOR, хотя и был ловким маркетинговым приемом, не совсем точно отображал суть схемы. Портфельное страхование, строго говоря, было не страховым полисом, а динамичной стратегией хеджирования, нацеленной на создание защиты по типу страхования. Согласно модели опционного ценообразования, чтобы расходы на хеджирование соответствовали ранее установленному уровню, надо, чтобы параметры хеджа, особенно волатильность лежащей в основе ценной бумаги, были точно вычислены; а статистические предпосылки относительно будущих изменений курса акций — особенно то, что их цена будет изменяться без неожиданных больших разрывов, — должны быть правильными. Короче говоря, рынок должен быть ликвидным. Если хедж нельзя быстро откорректировать, он бесполезен. И это наглядно подтвердили события октября 1987 года.

Если стратегию портфельного страхования использует какой-то один небольшой портфель, ликвидность рынка не имеет значения. Если же ее использует весь рынок, начинается настоящий кошмар, несколько напоминающий то, как все пассажиры тонущего круизного лайнера пытаются втиснуться в одну спасательную шлюпку: она просто не поплывет. Так же, как и рынок. В понедельник утром 19 октября 1987 года все, кто использовал программу портфельного страхования, получили со своих компьютеров отчет о пятничном падении курсов. Некоторые фирмы были захвачены врасплох и начали кипами отдавать брокерам приказы на продажу фьючерсов S&P. Но другие начали делать это еще неделю назад, сломя голову ринувшись на опционные и фьючерсные рынки с далекого сегмента торговли обыкновенными акциями, которым управляют скорее слухи и личные деловые связи, чем компьютеры и математические модели.

Рисковый арбитраж: снежный ком на вершине горы

Тогда этого никто не знал, но снежный ком с вершины горы начали скатывать рисковые арбитражеры. Вряд ли можно сказать, что их волнует кто-то, кроме них самих, однако, если бы они знали, к чему это приведет, они, скорее всего, постарались бы предотвратить эту ситуацию. Во время бума поглощений 1980-х годов они были просто ненасытны — это были прожорливые акулы, которые мучили и терзали других акул. Они заключали пари — кто кого поглотит. Самыми известными именами в этом бизнесе были Айван Боски, которого позднее арестовали, и Роберт Рубин, со временем ставший министром финансов США.

Отдел рискового арбитража Morgan Stanley никогда не был также заметен и прибылен, как такие же подразделения других фирм. Поскольку мы были большой силой в сфере инвестиционной банковской деятельности, почти в каждой сделке мы открывали ту или иную конкретную срочную позицию и, следовательно, не могли действовать как принципал. Отдел рискового арбитража был создан больше для сбора информации, чем для того, чтобы делать деньги. Управлял им Бэрри Аллардайс, инвестиционный банкир с Гарвардским дипломом, который был начисто лишен какой-либо претенциозности, часто носил рваные рубашки и жил в квартире, больше напоминавшей комнату в студенческом общежитии. Аллардайс мог открывать в некоторых операциях срочные позиции, но главной целью создания его отдела было налаживание деловых контактов. Пообщавшись с другими лицами, ведущими переговоры о заключении сделок, рисковые арбитражеры могли предупредить наш инвестиционный банк о том, откуда может придти очередная угроза.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.5. Демоны 1987 года. Часть Пятая. 2.7. Демоны 1987 года. Часть Седьмая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта