Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.5. Студенческие годы.Часть Пятая.

В 1956 году Ли совместно со своим коллегой Чен-Нинг Янгом высказали пред­положение о том, что эти две частицы на самом деле изначально могли быть одной и той же частицей, у которой под воздействием слабого поля процесс распада про­исходит двумя различными способами. Однако это могло произойти лишь в том случае, если слабое поле, отвечающее за процесс распада, не подчинялось закону со­хранения парности. На первый взгляд данное предположение казалось совершенно абсурдным, хотя Ли и Янг относились к нему со всей серьезностью. Они тщательно проанализировали все предыдущие эксперименты по изучению слабого поля в ато­мах и атомных ядрах и обнаружили, что, вопреки бытующему бесспорному убеж­дению, ни один из предыдущих опытов фактически не подтвердил существование предполагаемой симметрии между явлением и его отображением. Занимаясь более глубоким изучением этого вопроса и намереваясь убедиться в нарушении равенства в распаде атомного ядра под влиянием слабого поля, Ли и Янг предложили провес­ти ряд специальных экспериментов.
Большинство физиков скептически отнеслись к данному предложению. Они удивлялись, как это какой-нибудь из законов природы при зеркальном отображе­нии мог иметь признаки несимметричности? Но через несколько месяцев, в начале 1957 года, Мадам Ву вместе со своими сотрудниками провела эксперимент, пред­ложенный Ли и Янгом, результаты которого подтвердили правильность их утверж­дения. В том же году Ли и Янг получили Нобелевскую премию.Открытие Ли и Янга, касающееся асимметрии природных явлений, стало рево­люцией в области физики элементарных частиц. Медленно, но уверенно на протя­жении 1950-х и 1960-х годов дальнейшие эксперименты выявляли некоторую асим­метричность, являющуюся следствием влияния слабого поля. Т.Д. Ли находился в центре данных исследований.
Т.Д. был известной и почитаемой личностью не только в Колумбийском универси­тете, но и далеко за его пределами. Еженедельно я принимал участие в исследователь­ских семинарах, проходивших в Папин на восьмом этаже. Каждый раз я наблюдал за тем, как все выступающие сосредотачивали свое внимание в основном на коммен­тариях, реакции и высказываниях Т.Д. Во время выступления взгляды докладчиков были прикованы к Т.Д., который никому не позволял продвинуться дальше в своих высказываниях до тех пор, пока высказанная мысль или фраза не будут им полностью одобрены. При этом личность выступающего совершенно не имела никакого зна­чения; Т.Д. всегда тщательно анализировал приводимые аргументы и бесцеремонно прерывал на полуслове любого докладчика, если какое-нибудь слово ему казалось не совсем уместным. Временами дела не продвигались дальше первой фразы до тех пор, пока проблемный момент не был полностью разрешен. Однажды я стал свидетелем сцены унижения ученого, выступающего с тезисами на получение докторской степе­ни, который на протяжении полутора часов был вынужден оправдывать используе­мые им слова в первом же предложении. Никто не имел права перечить Т.Д.
Казалось, что Т.Д., воплотивший в себе черты пророка Моисея и Микеланджело, всем своим видом излучал стремление к предельной ясности и точности. Поначалу у меня сложилось впечатление, что его строгие вопросы были результатом его рвения к чистоте в науке ради истинных знаний. Однако позже я начал замечать присутствие постоянной насмешки над всеми теми людьми, в речах которых ему удавалось выискать неточности. Ему доставляло удовольствие сбивать их с толку. Единственным человеком из тех, кто в процессе общения с Т.Д. не обращал вни­мания на его колкости, был покойный Брэм Паис. Этот маленький отважный гол­ландский профессор из Университета Рокфеллера был способен общаться с Т.Д. в полушутливой, не без ноток иронии, форме.
Складывалось впечатление, что блеск и слава были явлением первостепенной важности для факультета физики Колумбийского университета. Т.Д. изъявлял же­лание брать под свою опеку лишь "звездных" вундеркиндов, которые впоследствии зачастую становились слишком молодыми профессорами физики Колумбийского университета. На факультете сложилась особая атмосфера; было похоже, что Т.Д. оказывает сильное психологическое давление на тех студентов, которые должны были пополнить ряды преподавательского состава, поэтому они чувствовали себя обязанными сыновьями в отцовском доме. Однако с течением времени многие из них стремились переключить свое внимание на решение задач, сущность которых несколько отличалась от преобладающих тенденций на факультете. Казалось, что они искали какую-нибудь отдушину для того, чтобы сделать глоток чистого воздуха. В отличие от Раби или Швингера, которые брали "на воспитание" многих студен­тов и подготовили достойную плеяду учеников-последователей, распространяющих знания по всему миру, Т.Д. так и не породил никого подобного себе.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.4. Студенческие годы.Часть Четвёртая. 2.6. Студенческие годы.Часть Шестая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта