Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.14. Демоны 1987 года. Часть Четырнадцатая.

Точно так же, как в физике высоких энергий создается вещество, которое не подлежит дальнейшей дифференциации, — о нем можно сказать только, что это некая материя, — высокая энергия на финансовых рынках создала мир, в котором ценные бумаги уже не отличались друг от друга. О них можно было сказать только одно — что они содержат в себе риск.

Это плавление распространилось даже за пределы акционерных активов. Высокодоходные облигации, к которым обычно относят прежде всего долгосрочные казначейские облигации США, вдруг превратились в обычные рискованные облигации и торговались как акции. А сами казначейские облигации, т.е. нечто совершенно несовместимое с миром риска, в процессе бегства в качество (перевод средств из других ценных бумаг в первоклассные. — Примеч. перев.) захватывались хищническими способами и продавались по заниженным или завышенным ценам. Такое поведение наглядно отображает явление, которое я неоднократно замечал и описывал: когда рынок оказывается в состоянии кризиса, абсолютное значение корреляции активов приближается к единице. Проблема заключается в том, что вы не можете точно заранее предсказать, какой будет эта корреляция — позитивной или негативной. Тот или иной конкретный актив может в результате стать хеджем для другого, а может и удвоить ваш риск.

Поскольку рыночная плазма на время отменяет многие экономические взаимоотношения между ценными бумагами, кризис может предложить немалые возможности получения прибыли для тех, кто способен выдержать высокую температуру. Пока мы поздно вечером в понедельник сидели в конференц-зале, ели пиццу и составляли отчеты, чтобы оценить свои потери и риск, а Плэтт размышлял о своих перспективах в Morgan Stanley (которые, как потом оказалось, были отнюдь не радужные — два месяца после обвала рынка он просидел в своем кабинете в полном одиночестве за закрытыми дверьми, после чего раздался звонок, который стал концом его работы в этой компании и, как выяснилось несколько позднее, положил конец его карьере в финансовой сфере), в центре города в офисе Salomon некоторые из моих бывших однокашников по Массачусетскому технологическому институту разрабатывали планы того, как можно воспользоваться возможностями, возникшими в результате паники прошедшего дня. Они получили удар не слабее, чем мы, но не утратили силы духа и не отказались от борьбы. Проведенный ими анализ быстро показал, что некоторые наиболее логичные и привычные взаимосвязи в сложившейся ситуации дали сбой.

Хотя в центре бури оказались обыкновенные акции, проблема перекинулась и на рынки бумаг с фиксированной доходностью. Возник спрос на ликвидность и погоня за качеством, что означало, что спрос переместился с корпоративных облигаций на высокодоходные долгосрочные казначейские облигации, а в этой категории — на самые высоколиквидные ценные бумаги. Только что выпущенная ходовая 30-летняя облигация Казначейства США, которую любой другой инвестор “с улицы” с радостью был готов купить, продавалась, чтобы приобрести неходовую 30-летнию казначейскую облигацию, выпущенную месяц назад, облигацию, которая хитростью заняла место новой ходовой казначейской облигации и была менее ликвидной.

Эти две облигации были в основном идентичными; они отличались только тем, что по новой через 30 лет предполагался один дополнительный купонный платеж, и, следовательно, они должны были продаваться по приблизительно одинаковой цене. Но в неистовстве кризиса премия за ликвидность по ходовой облигации попадала в совершенно не те руки, и никто даже не заметил, что эта нежная, едва уловимая взаимосвязь была нарушена. Ребята из Salomon делали ставку на то, что, как только рынок остынет, все вернется в нормальное физическое состояние, ситуация исправится и взаимосвязь восстановится, как все и произошло. Между этой и несколькими другими сделками они заработали больше 100 млн долл. (По иронии судьбы через 11 лет эта же команда, которая к тому времени ушла из Salomon и работала уже в Long-Term Capital Management, стимулирует очередной кризис рынка, который приведет к еще более вопиюще неправильным ценам на разные облигации со сроком погашения 30 лет. К тому времени я буду работать в Salomon и, сидя на заседании комитета по управлению риском этой фирмы, буду ратовать за то, чтобы занять похожую позицию. Однако, поскольку в тот момент торговые инициативы Salomon ослаблялись вследствие слияния с Citigroup, компания не воспользовалась этой благоприятной ситуацией.)


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.13. Демоны 1987 года. Часть Триннадцатая. 2.15. Демоны 1987 года. Часть Пятнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта