Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

2.12. Демоны 1987 года. Часть Двеннадцатая.

Проиграйте реакцию этого инвестиционного менеджера в уме несколько раз, и вы, вернее всего, поймете, где проходила так называемая “линия активного нарушения” обвала 1987 года. По мере того как цены снижались, спрос на продажу усиливался; это происходило из-за правил хеджирования, изначально “вмонтированных” в программы портфельного страхования. Из-за разницы во временных рамках, в которых действовали покупатели и продавцы, запасы истощались. К тому времени, когда инвесторы в акции предприятий могли отреагировать на изменение цен и провести хоть какую-то “охоту” за выгодной покупкой, специалисты так сильно изменяли курсы, что потенциальные поставщики ликвидности начинали паниковать. Главным виновником этой ситуации была разница в ликвидности, создавшаяся в результате разных временных рамок, в которых действовали поставщики и покупатели на двух рынках. Если бы продавцы могли дольше ждать нужную им ликвидность, у покупателей было бы время отреагировать на изменения ситуации, и рынок мог бы произвести расчеты по более высокой цене.

Сопутствующие потери

Огромный наплыв предложений на продажу краткосрочных ценных бумаг привел к задержке торгов, и, когда специалисты наконец открыли биржу для торгов, снижение курсов по сравнению с показателями на закрытие торгового дня в пятницу было огромным. Каскадное падение цен акций означает потери для арбитражных налично-фьючерсных трейдеров. Более благоразумные трейдеры отдали приказы на продажу акций, но не торопились приобретать фьючерсные контракты до исполнения этих краткосрочных сделок. Им удалось наполнить некоторые или все свои корзины (набор различных финансовых инструментов, объединенных в одну совокупность для целей биржевой торговли. Примеч. перев.), но по ценам, которые просто “уничтожили” возможность арбитража. Фондовая биржа открылась с таким дисконтом, что фактически фьючерсы, которые в первый час торгов торговались со скидкой относительно рынка наличности в размере 20 или более пунктов (при том, что нормальный дисконт составляет не больше одного пункта), продавались уже по номинальной стоимости. Лишившись этой возможности и оказавшись на волатильном и неликвидном рынке, эти трейдеры быстро отказались от своих позиций, начали выкупать акции, которые до этого продавали без покрытия, и ушли с торгов, так и не реализовав фьючерсный этап своей стратегии. Менее предусмотрительные трейдеры отдали приказ одновременно покупать фьючерсы и продавать акции по лучшей цене на момент открытия биржи. К тому времени, когда биржа наконец заработала, фьючерсные отрезки их позиций резко сократились, а их наличная позиция (доля активов инвестиционного фонда, вложенная в краткосрочные высоколиквидные инвестиционные инструменты. — Примеч. перев.) была в лучшем случае заполнена только частично. Многие из них потеряли из-за падения цен фьючерсных контрактов больше, чем обычно зарабатывали благодаря налично-фьючерсным арбитражным операциям за целый год. Они тоже ушли с рынка, продав свои фьючерсные позиции и, следовательно, сделав свой вклад в наплыв предложений на продажу на фьючерсной бирже и ликвидировав свои краткосрочные позиции.

Результатом этого была короткая остановка в падении рынка и некоторое ослабление в расхождениях между наличностью и фьючерсами. Но теперь, когда налично-фьючерсные арбитражеры оказались на “обочине”, причем многие из них с большими потерями, рынок лишился основного оплота ликвидности. А другие, которые, возможно, продолжали бы упорствовать, совсем не были уверены в том, что в случае необходимости смогут быстро исполнить нужную сделку. При высокой волатильности рынка задержка в несколько секунд между разными частями сделки может полностью уничтожить потенциальную прибыль. И имеющиеся в нашем распоряжении технологии в данном случае бесполезны. Обо всех сделках на биржу передавали по системе с громким названием Система оборота приказов (Super Designated Order Turnaround System — SuperDOT), в которой, однако, не было ничего “суперового”. Рынки еще только учились пользоваться системами электронных приказов; приказы рассылались с применением примитивных компьютеров 386 по плохоньким модемам. Учитывая ограничения коротких продаж и недостатки избыточных объемов, не было никаких гарантий, что приказы вообще будут исполнены.

Покупателей было слишком мало, потому что у них не было времени, чтобы “переварить” последствия утренней суматохи. А тем временем программы страхования портфелей требовали дальнейших продаж. С полудня до 14.00 во фьючерсный отдел биржи поступило приказов на продажу на сумму больше 1 млрд долл., что составляло почти половину общего объема фьючерсов. Еще приблизительно на такую же сумму было продано ценных бумаг на фондовой бирже напрямую в результате программных торгов.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
2.11. Демоны 1987 года. Часть Одиннадцатая. 2.13. Демоны 1987 года. Часть Триннадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта