Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

13.13. Хохот в ночи.Часть Тринадцатая.

И наконец, наша модель не принимала во внимание случайную природу самой волатильности. Несколько лет спустя мы с Ираджем пытались усовершенствовать нашу модель "дерева" посредством введения дополнительного компонента случай­ности для локальной волатильности. В конечном счете наша модель стала более громоздкой и с очень сложным процессом калибровки.Со временем мы обнаружили, что существует возможность отображения "фено­мена улыбки" с локальной волатильностью, скачками, случайной волатильностью или сочетанием всех этих трех компонентов. Поэтому локальная волатильность и подразумеваемые "деревья" были не единственной "моделью улыбки". Много лет спустя, во время делового обеда на Манхэттене и обсуждения событий прошлого, мы вместе с Марком Рубинштейном с некоторой грустью посмеялись над несоот­ветствием наших былых ожиданий тому, как на самом деле развивались события.
Тем не менее я остался доволен. Мы с Ираджем были среди первых, кто предло­жил последовательную модель нового и неизвестного феномена; мы создали новую структуру и лексикон, и проделали всю нашу работу в реальных условиях Уолл-стрит, не занимая академических должностей для проведения неспешных теоретических исследований. Наша модель, впрочем, как и все модели, была очень упрощенной, но при этом это был правдоподобный маленький мирок, который отображал одно истинное и значительное свойство волатильности рынка ценных бумаг: волатиль-ность обладает тенденцией роста в периоды падения рынков. Модели локальной волатильности стали неотъемлемой частью стандартного набора инструментов, ис­пользуемых академическими учеными и практиками.
На протяжении 1990-х годов явление волатильности отклонений затронуло прак­тически все рынки по сделкам на срок. Волатильность приносила с собой страх не­ожиданных движений рынка, от которых могли пострадать инвесторы: резкие скач­ки вниз могли нанести урон рынку акций, скачки вверх были неблагоприятны для золота, колебания в обоих направлениях - для большинства валют и процентных ставок. Во всех этих сферах проявлялся "феномен улыбки" и отклонений, и наша модель стала ключевым средством для объяснения, по крайней мере, некоторых этих особенностей. К моменту наступления нового тысячелетия модели отклонений по­лучили очень широкое распространение во многом благодаря активному содействию журнала Risk, который год за годом организовывал многочисленные конференции, посвященные этому вопросу. В обязанности отделения Firmwide Risk в Goldman Sachs, где я руководил работой Derivatives Analysis group (Группа анализа деривативов), со­стоящей из двенадцати ученых с докторской степенью, входило утверждение пере­чня цен и моделей, используемых в пределах всей компании. Вскоре мы обнаружили, что каждое подразделение использовало свою собственную модель отклонения (все модели отличались), и большая часть нашей работы сводилась к проверке и конт­ролю каждой из них. Модели отличались в основном потому, что все подразделения работали с определенным сегментом рынка; каждый сегмент обладал своими собст­венными характерными особенностями, которые и должна была учитывать модель отклонения. Участники рынков ценных бумаг боялись краха; представители рынка золота, после многолетнего удержания цен на низком уровне, опасались их внезап­ного роста; владельцы облигаций боялись высоких ставок, которые могли обесценить их капитал. В то же время страховые компании, которые зачастую гарантиро­вали своим клиентам минимальный размер процентных ставок, панически боялись снижения ставок, грозящих им снижением прибыли; валютные рынки и инвесторы боялись колебаний, выходящих за определенные рамки стабильности. Все опасения основывались на пережитом горьком опыте в различных сферах деятельности и тре­бовали специфических моделей. Поэтому нецелесообразно было и рассчитывать на существование одной-единственной модели отклонения.
Несколько лет назад, когда я впервые осознал присутствие феномена "улыбки" и надеялся найти "правильную" модель, я обычно интересовался у своих коллег из других компаний, какая модель, по их мнению, являлась верной. Однако теперь су­ществует такое изобилие моделей, что я стал задавать более практичные вопросы; я уже не спрашиваю: "Чему вы доверяете?"; скорее, мой вопрос звучит так: "Когда вы хеджируете стандартный опцион S&P500, то используете хеджевый коэффициент Блэка-Шульца, что-нибудь большее или что-то меньшее?" Дело в том, что модели ло­кальной волатильности предлагают меньшие значения коэффициента хеджирования, в то время как стохастические модели волатильности - большие. Для экзотических опционов разность между моделями обладает еще более существенными отличиями.
В 2003 году во время заседания в Барселоне, посвященного деривативам, я руководил работой небольшой группы, рассматривающей "феномен улыбки". Нас было пятнадцать человек, трейдеры и кванты, представляющие торговые под­разделения по работе с деривативами со всего мира. Я всем им задал свой простой вопрос: "Когда вы хеджируете стандартный опцион S&P500, то используете хедже-вый коэффициент Блэка-Шульца, что-нибудь большее или что-то меньшее?" Я с удивлением обнаружил, что по прошествии десяти лет с момента появления первой модели "улыбки", с учетом того, что этот феномен затрагивал все сферы деятель­ности рынка ценных бумаг, после выхода в свет тысяч публикаций все еще не было единого мнения, как ответить на данный вопрос.
Этот вопрос до сих пор остается открытым. Хотя мы знаем намного больше о тео­рии "феномена улыбки", мы все еще продолжаем бродить в темноте, гадая, что же является правильным ответом. Десять лет беспрерывного общения с трейдерами и теоретиками заставили меня призадуматься о том, что же означает "правильность". Если вы являетесь теоретиком, то никогда не должны забывать о том, что вы пу­тешествуете по дорогам и странам, которым неведомы законы, а их обитатели не обязаны считаться с вашими принципами. Чем больше я наблюдал за конфликтом между фактическими рынками и теориями, тем более очевидной становилась для меня ограниченность моделей в мире финансов и людей.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
13.12. Хохот в ночи.Часть Двенадцатая. 14.1. Прошлогодний снег





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта