Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

13.11. Хохот в ночи.Часть Одинадцатая.

Итак, они просто зациклились на модели Блэка-Шульца с единичной вола-тильностью для определения стоимости экзотических опционов несмотря даже на то, что она воспроизводила лишь плоскую поверхность волатильности. В целях компенсации этой погрешности они были готовы потратить всю свою творчес­кую энергию и интуицию на отбор "правильной" единичной волатильности для использования ее в ошибочной модели. Один из ведущих трейдеров настаивал на том, что даже если модель подразумеваемого "дерева" была правильна, а модель Блэка-Шульца - ошибочна, он все равно бы остался при своем мнении и сумел бы подобрать значение единичной волатильности, которое при введении в оши­бочную модель генерировало значение правильной стоимости опциона. Поэтому я был очень доволен, когда однажды обнаружил, что существуют определенные раз­новидности экзотических опционов, правильная стоимость которых находится за пределами диапазона значений, которые могли быть получены при помощи модели Блэка-Шульца. При этом было совершенно неважно, какое значение единичной волатильности мы вводили в модель. Просто для этой разновидности опционов не существовало соответствующего значения единичной волатильности, которое бы позволило получить верный ответ из ошибочной модели. Я с ликованием проде­монстрировал это трейдерам. Однако это была лишь небольшая победа, которая не смогла изменить их поведения и отношения.
К 2000 году, когда я работал в Goldman над утверждением порядка использования всех моделей, события стали принимать иной оборот. Все торговые подразделения в Goldman и ее конкуренты были обязаны предоставлять некоторые доказательст­ва того, что используемые ими модели отображают фактическое состояние фи­нансового рынка. Тем не менее в соревновании по перетягиванию каната между трейдерами и менеджерами по программам управления риском перевес чаще всего оставался на стороне трейдеров.
Однажды в конце 1994 года напряженные отношения между трейдерами и кванта­ми привели к тому, что я совершил очень глупый поступок. Целый день я посвятил разбирательствам с нетерпеливыми трейдерами по поводу их требований, касаю­щихся системного обеспечения, которого я не мог сиюминутно предоставить. В тот вечер я взял лимузин, чтобы добраться до аэропорта Кеннеди и успеть на рейс до Вены. Там я должен был выступить на конференции в OTOB, Австрийской фондо­вой бирже, с докладом о структуре подразумеваемых "деревьев". Совершая посадку в самолет, я удобно расположился в своем боковом кресле бизнес-класса и, наконец, расслабился. Я был разочарован и измотан постоянной борьбой на работе и поклялся себе, что больше не позволю себя унижать.
Пока я размышлял о событиях прошедшего дня, в последнюю минуту перед взлетом в самолет зашла семья из трех человек; они начали расходиться по своим местам, ни одно из которых не было расположено рядом друг с другом. Отец се­мейства, джентльмен в возрасте около пятидесяти лет, занял свое место возле окна справа от меня, его сын приземлился на боковое сидение напротив меня, а его жена разместилась далеко впереди. Пока я пролистывал страницы программы конфе­ренции ОТОВ, отец обратился к стюардессе с вопросом о наличии трех свободных мест для его семьи, расположенных рядом друг с другом. В конце концов, после десяти минут безуспешных поисков, он обратился ко мне и спросил, не смогу ли я поменяться местами с его сыном. Все еще находясь под впечатлением событий пережитого дня, я вспомнил об обещании, данном самому себе, - "хватит быть мистером Хороший Парень". Я удобно расположился на своем боковом сидении, которое я забронировал заранее, и у меня не было ни малейшего желания уступать его кому бы то ни было. Повернувшись к нему, я с неуместной решительностью произнес: "Прошу прощения, но я предпочитаю остаться на своем месте."
Как только наш самолет взлетел и взял курс на Вену, я ужаснулся своему бессмыс­ленному упрямству. Оба сидения - мое и его сына - являлись боковыми. Я ничего не добился своей неуступчивостью. И хуже всего, теперь на протяжении следую­щих десяти часов я должен был сидеть рядом с человеком, к которому я отнесся незаслуженно неучтиво. По мере того как я рассуждал сам с собой о возможности исправить сложившуюся ситуацию, чувство вины начало захлестывать меня.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
13.10. Хохот в ночи.Часть Десятая. 13.12. Хохот в ночи.Часть Двенадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта