Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

12.1. Цивилизация и приносимые ею огорчения

Оказавшись в декабре 1989 года на улице, я начал слегка паниковать. Я ре­гулярно посещал агентов по найму, проходил собеседования и обзванивал практически всех своих знакомых. Мне предложили несколько вариантов, однако мои навыки и опыт работы не соответствовали в достаточной мере ни од­ному из них. К тому же у меня не было ни малейшего желания вновь ошибиться с выбором должности. Я достаточно насмотрелся на людей, мигрирующих каждый год с одного рабочего места на другое, зарабатывающих неплохие деньги, но при этом безжалостно губящих собственную репутацию.
В процессе утомительного поиска и бесконечных раздумий мои мысли то и дело возвращались к Фишеру, и я воспринимал его как последнего кредитора в критичес­кой ситуации. Не тая на меня обиды из-за того, что я когда-то оставил Goldman, он организовал мне собеседование с группой Quantitative Strategies (QS), которая нахо­дилась под его руководством в Equity Division. Там я встретился с Джеффом Векером, заведующим вопросами разработки торговых систем, и вновь встретился с Биллом Тоем. Я также познакомился с рыжебородым трейдером опционами облигаций с вечно удивленным выражением лица Бобом Грановски, которого все сотрудники называли не иначе как "Грэнни" ("Бабушка"). Никто не мог припомнить, когда же он появился в организации и занялся торговлей опционами; казалось, что он работал там всегда. Потом Фишер предложил мне работу.
Я руководил работой FSG и возглавлял команду в Salomon, но QS представля­ла собой мини-организацию с максимально упрощенной структурой, где вакан­сия менеджера, которую я бы мог занять, попросту отсутствовала. Тем не менее я предполагал, что данная должность как нельзя лучше будет соответствовать моим способностям, - в глубине души мне нравилось заниматься исследованиями. Я действительно немного волновался по поводу зарплаты; Билл Той, который теперь оставил сферу деятельности квантов и занялся осуществлением своей давней мечты о настоящем бизнесе, предупредил меня, что размер материального возна­граждения в подразделении акционерного капитала ниже, чем в подразделении по ценным бумагам с фиксированным доходом. Я попросил Фишера прокомменти­ровать данный вопрос, и он отбросил все мои сомнения прочь. Без дальнейших переживаний и колебаний я решил принять свою судьбу и 22 января 1990 года при­ступил к работе в команде Фишера.
Однако события начали развиваться совершенно непредсказуемым образом. За несколько дней до начала работы неожиданно мне домой позвонил Фишер и со­общил о своем переходе из Equity Division в Goldman Sachs Asset Management (GSAM); он также упомянул о том, что уже порекомендовал представителям высшего ру­ководства поставить меня и Джеффа Векера во главе QS. Вскоре после этого все сотрудники Equity Division получили информационное уведомление, в котором сообщалось о переходе Фишера и о нашем назначении на его должность. Причем я нигде не встретил ссылки о том, что я не являюсь наемным служащим Goldman Sachs. В последующие годы я пришел к осознанию того, что компании больше всего на свете нравилось создавать видимость плавного перехода.
Я подозревал, что GSAM не была для Фишера идеальным местом, и мне казалось, что им пришлось связать ему руки, чтобы заманить его туда. Один из изобретателей наиболее известной и универсальной финансовой модели мирового класса, он по своему призванию в большей мере являлся мыслителем и генератором идей, чем менеджером или торговцем, в котором так нуждалась GSAM. Несмотря на то что его появление оказало весьма благоприятное воздействие и он всегда положительно от­зывался о компании, я чувствовал, что им сложно было представить, каким образом можно использовать все его способности, чтобы получить максимальную выгоду.
Однако для меня этот момент оказался подарком судьбы, невероятной удачей и началом нескольких лет наиболее плодотворной и всепоглощающей работы; это было время пьянящего удовольствия, получаемого от любимого занятия, несмот­ря на то, что мне пришлось пройти некоторую закалку "в боях" со своими кол­легами (и боссами). Я был невероятно счастлив вновь оказаться в Goldman Sachs. По меркам Уолл-стрит, это было очень цивилизованное место. Переживая трудные времена в не лучших организациях, я иногда по-детски желал возмездия, надеясь, что когда-нибудь провидение накажет жестоких работодателей, которые безжалост­но относились к наемным служащим. Однако я никогда не испытывал подобных чувств по отношению к Goldman. Эта организация была единственным местом, которое никогда не фигурировало в моих тайных мыслях о том, что ее постигнет печальная участь разорения и краха.Джефф с восторгом воспринял тот факт, что у нас появилась возможность пойти по стопам Фишера и исполнять его обязанности; он строил радужные планы и с упо­ением рассказывал мне о том, что через несколько лет мы наверняка станем пар­тнерами Goldman Sachs. Я был немного старше его, менее оптимистичен и больше потрепан жизненными перипетиями, поэтому к подобным перспективам относился с изрядной долей сомнения. Однако я с удовольствием начал исполнять возложенные на меня обязанности, и был счастлив вновь ощутить себя в родной стихии - в роли служащего подразделения по ценным бумагам с фиксированным доходом.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
11.8. Жестокий начальник.Часть Восьмая. 12.2. Цивилизация и приносимые ею огорчения.Часть Вторая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта