Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

11.8. Жестокий начальник.Часть Восьмая.

Моя отставка не заставила себя долго ждать. В конце 1989 года у Salomon наступил тяжелый период на финансовом рынке, и она начала проводить серию сокращений. Вынужденные сокращения всегда более удобны для компании, чем обычное уволь­нение: намного легче позволить кому-либо уйти, ссылаясь на ухудшение экономи­ческой ситуации, нежели на некоторые несоответствия требованиям, доказывать которые приходится в суде. Компания не оглашала имен увольняемых людей; весь процесс происходил по определенной схеме. Сначала до вас доходят слухи о гряду­щем сокращении. Потом вы узнаете имена одного-двух служащих, которые внезап­но перестали появляться на работе. В конце концов замечаете, что те сотрудники, с которыми вы всегда были в хороших отношениях, начинают избегать вас. Позже к вам приходит осознание, что они были в курсе дела. Горькая правда заключается в том, что когда вы знаете, что ваши друзья или коллеги находятся на грани сокраще­ния и не можете ничего с этим поделать, вы также начинаете избегать их.
Однажды, когда я спускался вместе с Майком вниз по лестнице, он попросил меня подробно рассказать молодому человеку, работающему в моей группе, о нара­ботках и достижениях в отношении разработки регрессивной модели предоплаты процентов ARM. "Передайте свои знания молодому поколению!" - промолвил он с самодовольной улыбкой, как будто бы убеждая самого себя в том, что с моим уходом компания ничего не потеряет. Подсознательно я почувствовал, что меня собираются уволить, однако не мог полностью воспринять этот факт. Я продолжал думать о том, что буду работать в этой компании до тех пор, пока не подыщу лучше­го места; однако на самом деле я не занимался поиском работы.
Однажды в начале недели перед Днем благодарения 1989 года мне позвонил Майк и попросил спуститься к нему в офис. Как только он произнес эти слова, я почувствовал, как моя душа ушла в пятки. Я быстро позвонил Еве и сказал ей, что, по всей видимости, этот момент настал. Она с теплотой в голосе поддержала меня и попросила не беспокоиться об этом. Потом я вышел из своего кабинета и спустился вниз.
Я постучал в дверь незнакомого мне офиса, куда меня пригласили, и Майк от­крыл мне. В кабинете находились Том Клафки, который принимал меня на работу, Марти Либовиц, руководитель всей группы ВРА, и представитель отдела кадров или юридического отдела, услуги которого нужны были для подтверждения законнос­ти всех проводимых действий. Я сел и они в нескольких словах, которых я уже не помню, сообщили мне, что я уволен, но на протяжении еще нескольких месяцев буду получать так называемое выходное пособие (по размеру ниже, чем зарплата). Они попросили кратко проинформировать сотрудников, которые работали под моим руководством, о состоянии всех текущих проектов и затем покинуть здание.
Когда вас просят уйти, вы чувствуете себя так, как будто бы совершили что-то постыдное и теперь от вас просто избавляются. Я немного пообщался с молодым человеком из своей группы, который, по всей видимости, был осведомлен о таком повороте событий, и потом, ни с кем не прощаясь, пошел в педиатрическую кли­нику, чтобы встретить свою жену и дочь Соню, радуясь тому, что могу отвлечься. В конечном итоге это все когда-нибудь должно было закончиться.
Через несколько дней мы отпраздновали День благодарения в Нью-Йорке вместе со своими друзьями. В последнее воскресение праздничного уик-энда в семь часов утра я поехал в свой офис в Salomon. Мне нужно было приготовить для пересылки мои книги и упаковать их в коробки; я специально выбрал столь раннее время, что­бы полностью быть уверенным в том, что никого там не встречу. По прошествии несколько дней, встревоженные моим отсутствием на работе, мне позвонили Марк и Арманд, которые не имели ни малейшего представления о моем увольнении.
В конце концов, все было не так уж и плохо. Я утешал себя тем, что эти события были проявлениями моей кармы. Если бы я не оставил FSG ради Salomon, если бы в тот год я не страдал от унижений и неадекватных поступков со стороны высшего руководства Salomon, я бы никогда не вернулся в Goldman, которая была намного ближе мне по духу и соответствовала моим навыкам и умениям.
С тех пор я ни разу так и не встретил Майка Волдмана. Должен признаться, что я около года с удовольствием рисовал в своем воображении картины, представляя себе, что бы я сказал ему, если бы мы встретились на улице. Через шесть лет после этого случая меня пригласили выступить с речью о Фишере Блэке по случаю от­крытия посмертного мемориала в его честь в Зале Славы Отдела Фиксированных Доходов (Fixed Income Society Hall of Fame). Во время официального завтрака я об­наружил, что нахожусь за одним столом с Марти Либовицем, который теперь ис­полнял обязанности управляющего по вопросам инвестиций в TIAA-CREF (Teachers Insurance and Annuity Association-College Retirement Equities Fund, или Фонд страхова­ния преподавателей и выплаты выходных пособий). Выступая в роли руководителя Волдмана в Salomon, именно он подписал мне "приговор" на увольнение в тот но­ябрьский день 1989 года. Однако сейчас он был очень радушным и благожелатель­ным, и ни один из нас не упомянул о тех обстоятельствах, при которых состоялась наша последняя беседа.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
11.7. Жестокий начальник.Часть Седьмая. 12.1. Цивилизация и приносимые ею огорчения





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта