Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.8. Под влиянием обстоятельств.Часть Восьмая.

Интерес к работе волновал меня больше зарплаты; если бы мне предложили стать партнером Goldman Sachs в обмен на интересную работу в Офисе информа­ционных технологий, я бы отказался. Тем не менее к началу 1988 года даже у меня начало появляться чувство неудовлетворенности размером моего вознаграждения за работу в FSG.
Иногда мы с Биллом Тоем, экс-физиком и моим напарником по разработке моде­ли BDT, собирались вместе, дабы обменятся мнениями и пожаловаться друг другу на нашу участь. Билл появился на Уолл-стрит годом ранее меня и уже практически дозрел до стадии неудовлетворенности. Каким-то образом он перенял точку зрения большинства квантов и стал относить себя к "прослойке ученых людей", испытывая при этом чувство ненависти к стигме обладания ученой степенью, которое граничи­ло с самопрезрением. Хотя ему страстно хотелось быть одним из "них" - истинно передовых бизнесменов, - он, тем не менее, все еще оставался просто квантом.
Один раз в неделю мы обедали вместе с Рамином Рухани, который работал с Фишером над теорией страхования портфеля ценных бумаг, стратегии торговли, позд­нее сыгравшей определенную роль в крахе фондовой биржи 1987 года. Обычно мы от­давали предпочтение недорогим закускам в давно прекратившем свое существование ресторане Italian Alps на Вильям Стрит (William Street). Становясь постоянным сви­детелем возбужденных бесед двух моих друзей о неудовлетворенности собственной ролью, я сам постепенно начал ощущать приступы легкой депрессии. Рамин и Билл намеревались примкнуть к "деловым людям" и продумывали различные варианты перехода в те подразделения Goldman, которые были ближе всего к "бизнесу".
"Я уйду отсюда", - повторял Билл время от времени, покачивая при этом го­ловой из стороны в сторону и вытирая тыльной стороной ладони правой руки свой лоб. На протяжении нескольких лет мы с Биллом продолжали делиться своими жа­лобами и выражали друг другу соболезнования; иногда, в сложные периоды моей жизни, я также твердил как молитву заветную фразу: "Я уйду отсюда". Когда бы я ни произносил эти слова, Билл скептически отвечал мне: "Да у тебе никогда не хватит мужества распрощаться с этой компанией!"В том же году Рамин ушел из Goldman и до настоящего времени руководит торго­выми операциями по ценным бумагам с фиксированным доходом в нью-йоркском отделении French Bank CDC IXIS. Билл продолжал служить в Goldman; он стал велико­лепным экспертом в сфере правовых, регуляторных и финансово-инжиниринговых аспектов структурированных производных продуктов капитала и выступил в роли соавтора книги по данной теме. В конечном итоге, не без влияния совместных обе­дов, которые мы проводили за обсуждением общих проблем, он в 1999 году присо­единился к Рамину в CDC.
Бесспорно, где-то в глубине души мне даже нравилось быть диссидентом. Недавно я прочитал биографию венского ученого Эрвина Чаргафа, изобретателя правил Чаргафа, которые подтолкнули Ватсона и Крика к открытию двойной спиралевид­ной структуры ДНК. Чаргаф не принадлежал к сторонникам образного мышления и стиля, напоминающего проведение исследований в области теоретической физи­ки, который, напротив, был характерен для подходов Ватсона и Крика в вопросах моделирования. Обычно Чаргаф давал резкие ответы на вопросы о том, почему он не сделал открытия, руководствуясь своими же правилами. В своей автобиографии он писал: "Большинство людей благоразумны и восхваляют неизбежность; но мне, по необъяснимым причинам, нравится оставаться на стороне проигравшего".
В конце концов, в 1988 году я начал проходить собеседования на соискание должности в других инвестиционных банках. В течение рабочего дня вы с легко­стью могли выйти из Goldman по личным делам. Мне подсказали, что если оставить свой пиджак на рабочем месте, никто даже не заметит вашего отсутствия, и это действительно было так. Вскоре агент по найму представил меня группе по работе ценными бумагами с фиксированным доходом в компании J.P. Morgan (теперь J.P. Morgan Chase), которая находилась всего лишь в двух кварталах от Goldman, и я пе­риодически появлялся там для прохождения ряда собеседований. Чтобы всецело отдаться банковскому инвестиционному бизнесу, служащие ожидали окончания эпохи действия закона Гласса-Стигала. Однако беседы с ними приводили меня в уныние: большая часть интервью отводилась расспросам о специфике работы в Goldman, а не оцениванию моих способностей и навыков работы; в результате наши беседы так и не привели к какому-либо результату.
Другой агент отправил меня в Shearson, где мне предложили должность руко­водителя небольшой группы под управлением Стэна Джонаса, занимающейся подготовкой фьючерсных сделок. В то время в Goldman существовала достаточно простая иерархия должностей: аналитик, компаньон, вице-президент и партнер. Однако после знакомства с компанией Shearson у меня сложилось впечатление, что я никогда не смогу разобраться и понять логику иерархических ступеней этой компании. Особенно это касалось титулов вице-президента; казалось, что бюрократия тут просто процветала, и это напомнило мне лаборатории Белла. Один мой друг объяснил мне, что в Shearson существовали должности вице-президентов на уровне подразделений компании и вице-президентов компании; конечно, долж­ность вице-президента в масштабах компании считалась более привилегированной по сравнению с аналогичным званием на уровне определенного подразделения2. Мне очень понравился Стэн и я был просто очарован его глубокими знаниями тео­рии и практическими навыками, но я все еще не был готов покинуть Goldman.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.7. Под влиянием обстоятельств.Часть Седьмая. 10.9. Под влиянием обстоятельств.Часть Девятая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта