Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.21. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Двадцать Первая.

Примитивный риск и аргумент в пользу людей, предпочитающих простое поведение

Ученые определили, что ганглии (нервные узлы таракана) запрограммированы так, чтобы это насекомое могло распознавать непредсказуемый, примитивный риск, который никак не согласуется с нашим самоочевидным, не требующим доказательств подходом к оценке вероятности и риска. Возможно, мы, люди, не способны заметить его потому, что не готовы признать, что вообще подвергаемся риску данного типа — риску, который можно было бы описать как “беспредметная тревога”; а может, все дело в том, что этот риск по своей структуре таков, что мы практически никак не можем ему противостоять.

Таракан и фуру — это всего лишь два из множества примеров, которые я мог бы привести из области биологии, чтобы проиллюстрировать выгоды простого, обобщающего поведения и опасности точно подогнанного, “специализированного” подхода в процессе реагирования на широкий диапазон неопределенности окружающей нас природной среды. Многие биологические виды, судя по всему, давно поняли эту идею и выбрали самое простое поведение; они игнорируют значительную часть информации или просто не способны выбрать более сфокусированный, “специализированный” образ действий, даже если он представляется оптимальным. Например, большая синица заготавливает на зиму не небольшой набор семян и растений, которые позволили бы ей максимизировать питательную ценность своих запасов, а более разнообразный корм с меньшей питательной ценностью, хотя для этого ей приходится облетать намного большие расстояния. А саламандра не проводит никакого различия между большими и маленькими мухами. Она будет ловить и малюсеньких насекомых, хотя, чтобы наесться большими, она затратила бы намного меньше времени и усилий. Конечно, такой выбор следует назвать субоптимальным. Но именно такое поведение, хотя его и нельзя считать оптимальным в текущих условиях, повышает способность выживаемости животных в природной среде, если происходит резкое изменение источников пищи.

Кроме того, существуют примеры, когда животные упрощают свою реакцию, если окружающая их среда неожиданно меняется. Например, животные, помещенные в лабораторные условия, поначалу реагируют на раздражители более обобщенно, чем в дикой природе, и выбирают более однообразное питание. По сути, в некоторых экспериментах собаки, которых помещали в совершенно незнакомую для них экспериментальную среду, просто сворачивались в углу и вообще переставали реагировать на какие-либо раздражители. Ученые назвали это состояние экспериментальным неврозом. Именно эта проблема привела к тому, что один биолог-экспериментатор как-то заявил: “Наблюдая за крысой в лабиринте, вы не узнаете ничего, кроме того, как ведут себя крысы в лабиринтах”.

Простая, грубая, обобщенная реакция, хоть она и субоптимальна для любой конкретной среды, намного больше подходит для широкого диапазона непредсказуемых ситуаций. Животное, которое нашло для себя узкую и неизменную нишу, может следовать специализированному правилу, выполнение которого полностью зависит от узкого восприятия этим животным окружающего его мира. Если этот мир остается таким, как его воспринимает животное — с теми же хищниками, с теми же источниками пищи, с тем же пейзажем, — оно будет успешно выживать. Но если мир изменится сильнее, чем привыкло животное, оно погибнет. Точность и четкая сфокусированность при реагировании на что-то известное становится серьезной помехой, когда приходится реагировать на что-то новое и неизведанное.

Как же мы можем применить эту концепцию к людям и рынкам? Как мы можем использовать эту идею, чтобы понять поведение человеческих существ? В нашей работе, опубликованной в Journal of Theoretical Biology, мы с Джо Лэнгсэмом предложили концепцию, которую назвали “всеведущий планировщик”. Ее цель заключается в формулировке математических тестов для определения, согласуется ли тот или иной простой способ поведения с повышением способности организма к выживанию в условиях непредсказуемой неопределенности. Концепция всеведущего планировщика базируется на следующих предпосылках.

·     Вы абсолютно все знаете о будущем, в том числе обо всех типах риска, с которыми столкнется конкретный биологический вид.

·     От вас требуется разработать правила для этого вида, которые обеспечат ему наилучшие шансы на выживание — не только в текущей среде, но и в любых других средах, которые могут возникнуть в будущем.

·     У вас имеется одно важное ограничение: вы не имеете права никому рассказывать об этих правилах и делиться информацией относительно этих неизвестных будущих условий (согласитесь, немного похоже на главную директиву из фантастического фильма “Звездный путь”).


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.20. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Двадцатая. 10.22. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Двадцать Вторая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта