Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.2. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Вторая.

Сэмюелсон и Солоу привнесли в экономику математические концепции, которые со временем стали для этой науки обязательным условием, чем-то таким, без чего уже нельзя обойтись. Их математика была интересной, выглядела впечатляюще и подтверждала позитивный характер наследия современной экономики. И действительно, чем большую мощь набирали математические методики, тем привлекательнее для всех они становились. Жерар Дебре, французский экономист, который изначально тоже был математиком (и тоже удостоился Нобелевской премии по экономике), утверждал, что в деле активного использования новейших математических разработок ни одна другая академическая область не действовала так быстро, как экономика. В результате экономика стала чем-то вроде безопасной гавани, прибежища для математиков и физиков, которые не могли найти постоянной работы в своих все более конкурентных сферах.

Однако, несмотря на все его выгоды и преимущества, этот математический фокус привел к созданию в экономике ограничений, с которыми пришлось мириться не одному поколению экономистов. Многие воздействия реального мира, принятые в классической физике, например трение или сопротивление воздуха, в целях облегчения математического анализа решительно отметаются. Такие явления, как абсолютный вакуум и идеальные газы, позволили сформулировать ряд упрощенных предпосылок, которые в итоге способствовали развитию теорий физического мира. Точно так же и в экономических исследованиях пришлось исходить из концепции рынков, свободных от какого-либо трения — только тогда можно было создать теорию рынка с применением математических инструментов.

Эта предпосылка о рынках, полностью свободных от трения, предполагала в числе всего прочего немедленные и бесплатные торговые операции, лишенные каких-либо ограничений реального мира. Покупатели и продавцы покупали или продавали по официально объявленным ценам, без соответствующих комиссионных платежей, и их действия не оказывали на рынок никакого влияния — в номенклатуре экономики эти участники рынка были атомистическим компонентом. Более того, чтобы такие изысканные аргументы и теоремы о неподвижной точке имели право на существование и могли беспрепятственно применяться на практике, была также принята предпосылка о существовании ценных бумаг, доступных в любых дополнительных непредвиденных обстоятельствах. Любой риск и возможное событие или состояние природы были не только четко идентифицированы, но и представлены конкретными ценными бумагами. Экономика могла преуспеть, только если она была способна предсказать поведение людей, но как только в уравнение успеха включались реальные люди — люди, которые думают не как компьютер, которые перед принятием каждого решения не выполняют операцию математической оптимизации, которые не способны, прежде чем выбрать тот или иной курс действий, обработать всю имеющуюся у них информацию— стройные математические выкладки, которыми кишели страницы научных журналов, начинали давать сбой. В итоге, чтобы иметь возможность применять столь удобные инструменты математической оптимизации, и без того идеализированный финансовый мир принял также идеальную логическую предпосылку относительно участников рынка — что все они принимают инвестиционные решения на основе полной и абсолютно достоверной информации.[1]

То, что получилось в результате, известно сегодня как парадигма идеального рынка. Ее основными характеристиками является доступная всем информация, которая одновременно доходит до всех участников рынка; рациональные инвесторы, которые одновременно и правильно интерпретируют эту информацию; и ликвидные рынки, которые способны немедленно и без затрат поглощать торговые операции, основанные на таких логических предпосылках. Кроме того, идеальный рынок включает в себя набор финансовых инструментов, позволяющих инвесторам торговать в любых непредвиденных обстоятельствах. И капитал не является ограничением для их решений и действий, ведь левередж безграничен — инвесторы могут использовать заемные средства без каких-либо ограничений.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.1. Хеджевые фонды и тараканы 10.3. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Третья.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта