Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.19. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Девятнадцатая.

Тараканы и выгоды простого поведения

Хотя научное сообщество по-прежнему было нацелено на то, чтобы заставить экономику выглядеть все больше похожей на физическую среду, я чувствовал, что биология является в данном случае намного более подходящей “системой координат”. Совместно со своим однокашником по Массачусетскому технологическому институту, аспирантом Джо Лэнгсэмом, я разработал биологический аналог экономического поведения. Мы написали работу под названием “Об оптимальности правил простого поведения”, которая стала передовицей в выпуске Journal of Theoretical Biology 1985 года.[8] (Лэнгсэм получил в Массачусетском технологическом институте степень доктора философии по экономике, но, когда он писал свою дипломную работу, обнаружил, что просто влюблен в математику и впоследствии добавил к свои заслугам степень и в этой области. Вскоре после того, как я пришел работать в Morgan Stanley, я пригласил его присоединиться ко мне и тоже заняться исследованиями в сфере фиксированной доходности. Он принял мое приглашение, и из-за его двойного “докторства” Джо дали в компании прозвище “Доктор-доктор”. Блестящий ученый, обладающий непостижимым интуитивным чутьем в сфере математики и финансов, сегодня Лэнгсэм возглавляет отдел по работе с ценными бумагами с фиксированной доходностью.)

Самая лучшая мера способности адаптации к непредвиденным рискам в биологической среде — это продолжительность времени, которое удается выживать тому или иному биологическому виду. Тех, кто выживает уже сотни миллионов лет, де-факто считают использующими более эффективную стратегию при столкновении с непредвиденными рисками, чем тех, кому это удавалось более короткое время. При этом можно считать, что те виды, которые быстро распространяются и успешно размножаются в течение относительно короткого периода времени, но затем вымирают в результате того или иного непредвиденного события, имеют хороший механизм защиты от известных рисков в одной среде, но не умеют действовать в условиях непредвиденных перемен.

Так вот, если пользоваться этой мерой, то получается, что самый лучший объект для исследования с точки зрения риск-менеджмента — это банальный, скромный таракан. Поскольку таракан сумел пережить множество непредсказуемых перемен — джунгли превращались в пустыни, безлюдные земли застраивались огромными городами, появлялись и исчезали с лица Земли разные виды других животных, в том числе хищников, — именно он, судя по всему, может подсказать нам, как следует подходить к непредвиденным рискам в нашем мире, мире финансовых рынков.

В таракане замечательно не только то, что он сумел так долго выживать на нашей планете, но и то, что он сделал это благодаря использованию единственного базового и явно субоптимального механизма: его защитный механизм ограничивается тем, что это насекомое удирает прочь при малейшем колебании воздуха, которое может быть сигналом приближения опасности. Структура управления рисками тоже предельно проста и груба: она игнорирует широкий набор информации о среде — например, визуальные и обонятельные подсказки, — которые, вполне вероятно, в оптимальной системе риск-менеджмента следовало бы принимать во внимание. Правило, которому подчиняется таракан, очень простое, и его выполнение зависит исключительно от гигантской волоконной нервной системы насекомого. Это реакция, которую ему не приходится пропускать через мозг, она немедленно направляется от сенсорных усиков, улавливающих малейшие колебания воздуха, в грудной ганглий таракана, который управляет движением его конечностей.

Такая же модель поведения — использование при принятии решений общих, простых правил, игнорирующих ценную информацию, — встречается и у других биологических видов, которые тоже отличаются большими достижениями в области выживания. Например, рак, еще один старейший представителей фауны Земли, украшение эволюционного древа, использует механизм “победитель получает все”: раздражитель приводит в действие набор нейронов, каждый из которых диктует свой шаблон действия, и один вариант поведения подавляет цепи, контролирующие все остальные, альтернативные действия. Иными словами, хотя это членистоногое получает и обрабатывает несколько разных сигналов внешних раздражителей, оно сразу, мгновенно игнорирует все, кроме одного.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.18. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Восемнадцатая. 10.20. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Двадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта