Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.14. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Четырнадцатая.

Возможно, еще важнее то, что повышение степени прозрачности позиций непременно скажется на эффективности функционирования финансовых рынков. При исследовании элементарных частиц в финансовом мире мы сталкиваемся с теми же проблемами, что и в физическом мире: кроме бессистемности и сложности систем просто существуют лимиты того, что мы вообще можем о них знать. И признать, что мы чего-то не знаем, так же трудно, как определить, что именно мы знаем. Если мы чего-то не знаем, предполагается, что либо оно не стоит того, чтобы его знать, либо что со временем мы это непременно узнаем. Человек по природе своей спесив и высокомерен; он считает, что способен раскрыть и узнать все на свете. Но несмотря на весь достигнутый человечеством прогресс, возможно, намного интереснее даже не то, что мы все больше понимаем, как мало мы знаем, а то, что мы понимаем, что есть области, которых мы никогда не сможем понять. Не даром на табличке в кабинете Энштейна в Принстоне было написано: “Не все, что стоит внимания, можно подсчитать, и не все, что можно подсчитать, стоит внимания”.

Поведенческий аналог принципа неопределенности очевиден. Существует множество психологических комплексов, заставляющих людей поступать иначе, если они видят, что за ними наблюдает кто-то другой. Если говорить о трейдерах, то и они, проводя операции под наблюдением других людей, руководствуются не только денежными соображениями. Для потребителя ликвидности и инвестора прозрачность позиций может быть выгодной, но для поставщика ликвидности — никогда. Предполагается, что поставщик ликвидности не будет сохранять позицию долгое время, как нередко делает типичный потребитель ликвидности. Подобно маркетмейкеру, поставщик ликвидности возвращается на рынок, чтобы продать позицию — в идеале он делает это, когда на другой стороне этого рынка появляется другой инвестор, которому нужна ликвидность. Если другим инвесторам известны позиции этого поставщика ликвидности, они вполне логично делают вывод о весьма высокой степени вероятности того, что эти позиции вскоре будут выведены на рынок. Другие трейдеры не хотят быть первыми, действуя на противоположной стороне сделки, либо, если все же принимают в ней участие, зная о “навесе”, т.е. о фонде ценных бумаг, который еще может быть выброшен на рынок, требуют больших ценовых уступок.

Это означает, что повышенная прозрачность при условии любого изменения цен приведет к сокращению объемов ликвидности. И это ни в коем случае не следует рассматривать как гипотетический аргумент. Зачастую, даже на самых ликвидных рынках, маркетмейкеры (поставщики ликвидности) используют на торгах брокеров, а не подают свои заявки на покупку сами; так они сохраняют анонимность.

Чем больше информации мы собираем, чтобы предсказать поведение трейдеров и влияние их действий на рынки, тем чаще и резче эти трейдеры будут изменять свое поведение. Парадокс ситуации заключается в следующем: чтобы понять и спрогнозировать рыночный кризис, нам надо знать позиции, но знание и соответствующее воздействие на эти позиции сами по себе приводят к возникновению обратной реакции, влияющей на рынок. Эта обратная реакция зачастую ведет к сокращению объемов ликвидности, что делает наши наблюдения менее ценными и, возможно, даже способствующими возникновению кризиса рынка. В редких случаях этот цикл “наблюдатель/обратная реакция” может путем искусных манипуляций привести к накоплению значительных состояний.

Конечно, вы можете возразить, что физические пределы знания, установленные Гейзенбергом в его принципе неопределенности, важны для внутриатомной физики, но, возможно, если речь идет о макроскопической сфере финансовых рынков, то о них можно говорить только как о любопытном, но малозначительном факте. Мы не можем точно измерить электрон, но, несомненно, мы можем почти знать настоящее, и если это так, значит, мы должны также уметь почти предсказывать будущее. Причинность может быть приблизительной, но если мы способны правильно оценить ее в пределах нескольких световых волн, значит, выход должен быть. Математическая система, возможно, явно несовершенна и неполна, и мир, возможно, нельзя жестко прикнопить и абсолютно постичь, но для практических целей его, этот мир, познать и понять можно.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.13. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Триннадцатая. 10.15. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Пятнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта