Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

10.13. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Триннадцатая.

Эпистемологическая экстраполяция работы Гейнзенберга вела к выводу о том, что корнем этой проблемы является человек — или, если говорить точнее, его исследования, которые неизбежно влияют на исследуемые им природные явления, в результате чего объективно понять их становится невозможно. Принцип Гейнзенберга не был присущ самой природе; он проистекал из исследований природы человеком, из исследования, в ходе которого частью эксперимента становился сам человек. (Следовательно, в определенном смысле принцип неопределенности, равно как “Формально неразрешимые предложения” Геделя, базировался на самоотносимости.) Хотя он не опровергал напрямую утверждения Альберта Энштейна, отрицавшего статистическую природу прогнозирования в квантовой механике (он выражал эту идею словами: “Господь не играет со Вселенной в кости”), он четко указывал на то, что если в природе действительно существует закон причинности, применять его способен только сам Господь. Научный мир признал логику принципа неопределенности Гейнзенберга практически немедленно; ученый стал невероятно знаменитым. Его принцип превратился в четкую метафору, применимую далеко за рамками квантовой механики.

Эта метафора распространяется и на мир финансовых рынков. В чисто механистической совокупности классической физики, если бы мы знали расположение и скорость каждой конкретной элементарной частицы, мы могли бы применять законы Ньютона для предсказания будущего развития природы. В мире финансов такими элементарными частицами являются финансовые активы. И в чисто механистическом финансовом мире мы могли бы определить, насколько уязвим рынок, если бы точно знали позицию каждого инвестора по каждому активу и то, насколько поставщики ликвидности при условии вынужденной ликвидации этих позиций готовы их принять. Мы могли бы создать систему, заблаговременно предупреждающую нас о возможности наступления кризиса. Мы знали бы, какие фирмы уже потенциально находятся в цикле ликвидации, и какие события могут запустить этот цикл в действие. Мы знали бы, какие рынки заполонены спекулятивными трейдерами и, следовательно, могли бы предсказать тактические корреляции и изменения в финансовой среде своего обитания. Случайный, произвольный характер природы и экономических циклов по-прежнему оставался бы за рамками нашего понимания, но первоначальная, исходная причина рыночного кризиса и та его часть, за которую несем ответственность мы сами, была бы у нас под полным контролем.

Как уже говорилось, первым шагом к достижению главной цели Лапласа, т.е. к абсолютному знанию рынка, стало активное стремление некоторых регулирующих органов финансовых рынков повысить прозрачность рыночных позиций. С политической точки зрения “продать” эту идею очень трудно, как, впрочем, любую идею, касающуюся усиления регуляторного контроля. А с практической точки зрения этот подход просто не сработает. Так же, как атомистический мир оказался намного сложнее, чем считал Лаплас, финансовый мир, судя по всему, тоже чрезвычайно сложен и не ограничивается рамками простой причинности.

Публичное раскрытие информации о позиции связано с целым рядом проблем. В частности, некоторые финансовые инструменты очень сложны, и назначить на них цену чрезвычайно трудно; следовательно, точно оценить связанный с ними риск практически невозможно. Аналогично в хеджевых позициях даже ничтожная погрешность при передаче одной части или несинхронное ценообразование разных сторон стратегии хеджирования значительно повышают вероятность ложных заявлений о совокупном риске. В сущности, проблемы и неточности при использовании информации о позициях для оценки риска наглядно отображены в том факте, что крупные фирмы, занимающиеся инвестиционной банковской деятельностью, в процессе управления рисками в рамках всей компании предпочитают использовать сводные статистические данные, а не результаты анализа конкретных позиций. И это несмотря на то, что они имеют в своем распоряжении огромные ресурсы и вычислительные мощности.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
10.12. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Двеннадцатая. 10.14. Хеджевые фонды и тараканы. Часть Четырнадцатая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта