Book.od.ua Книги для вашего бизнеса



Одесская библиотека бизнес литературы
полезные книги для бизнеса

1.3.Избирательное сродство.Часть Третья.

Физика элементарных частиц занимается изучением мельчайших и наиболее фун­даментальных составляющих материи. Даже в Кейптауне, на расстоянии в 5000 миль от Европы и цивилизации, мы знали о том, что вступили в эпоху величайших от­крытий в этой области науки. После 1960-х годов каждый год был ознаменован очередным триумфом или открытием. Экспериментаторам всего мира удалось при помощи камер ускорения столкнуть между собой сверхскоростные протоны, и этот процесс походил на соприкосновение музыкальных тарелок, в результате чего было открыто несколько новых элементарных частиц. Как-то Ричард Фейнман сказал, что методы изучения элементарных частиц подобны изучению осколков превос­ходных швейцарских часов, в которые они превратятся, если их разбить друг об дружку; анализируя осколки, вы пытаетесь разобраться в строении и принципах работы часов. Это была отнюдь не простая, но очень интересная задача.
Стремительный процесс открытия новых частиц заставлял ученых решать более сложные задачи, т.е. необходимо было выяснить, какие из этих частиц являются элементарными, а какие относятся к разряду сложных. Эта тайна имела много об­щего с величайшей загадкой девятнадцатого столетия в области химии, когда откры­тие новых химических элементов подталкивало к исследованию закономерностей их химической структуры. Кульминацией напряженного поиска стало появление периодической таблицы Менделеева, в которой все элементы были распределены по группам, а порядок распределения основывался на химических свойствах эле­ментов. Пустые места в таблице соответствовали еще не обнаруженным элемен­там, свойства которых уже были известны и поэтому должны были облегчить их поиск. В двадцатом столетии все усилия ученых были направлены на открытие аналогичной таблицы свойств так называемых элементарных частиц. Было обна­ружено немало новых частиц в космических лучах; посредством искусственного столкновения известных частиц в лабораторных условиях были выявлены доселе неизвестные элементы. В конечном счете некоторые серьезные физики (естест­венно, из Калифорнии) начали предлагать глобальные модели, согласно которым не существовало частицы более простой, чем любая другая, и любая частица могла рассматриваться как составляющая всех остальных.
Летом 1964 года в Кейптауне мы присутствовали на популярных лекциях, по­священных трудам физиков Мюррея Гель-Манна и Ювала Неймана, которые являлись современниками Менделеева. Каждый из них разработал свою собственную периодическую таблицу элементарных частиц. Некоторые подтаблицы их системы включают в себя по восемь отдельных частиц. Гель-Манн провел аналогию между своей моделью и Восьмеричным Путем, т.е. в своих рассуждениях он учитывал восемь буддистских принципов существования. Принимая во внимание свойства еще не об­наруженных частиц, расположенных в таблице в определенном порядке, Гель-Манн и Нейман высказали предположения о вероятных свойствах весьма странной новой частицы, названной Омега Минус. Вскоре после этого предсказания в Национальной лаборатории Брукхевен на Лонг-Айленде в результате искусственного столкновения в камере ускорения была обнаружена новая частица. Она была "опознана" по харак­терному следу, оставляемому ею в огромной камере; а ее свойства отвечали точным предсказаниям Восьмеричного Пути. Это было ошеломляющее открытие, складыва­лось впечатление, что можно постичь Вселенную при помощи мысли.
Я глубоко проникся данными открытиями и стал уделять как можно больше внимания физике элементарных частиц и общей теории относительности, т.е. пред­метам, которые, в конечном счете, имели дело с природой вещей, пространством и временем; жизнь, проведенная в изучении и постижении этих вопросов, могла стать жизнью, посвященной высшим сферам бытия. Так же, как и многие мои друзья-физики, я начал испытывать почти священный трепет и страсть к изучению фундаментальной физики. Но за моей страстью скрывалось еще большее желание славы и бессмертия. Я мечтал стать вторым Эйнштейном. Я хотел посвятить свою жизнь открытиям, которые будут жить вечно. Временами я чувствовал высокомер­ное превосходство над теми людьми, которые выбирали мирские профессии.Моя мать всячески содействовала тому, чтобы я посвятил себя академической ра­боте. Мой отец, несмотря на то что сам был ученым, был бы более счастлив, если бы я занялся с ним совместным бизнесом. В возрасте шестнадцати, двадцати одного или тридцати четырех лет я бы рассмеялся в ответ на реплику того человека, который бы сказал мне, что в возрасте сорока лет я буду работать в инвестиционном банке.


Понравился материал? Поделитесь с друзьями!

<< Предыдущая статьяСледующая статья >>
1.2.Избирательное сродство.Часть Вторая. 1.4.Избирательное сродство.Часть Четвертая.





Убедительная просьба при использовании любых материалов Одесской электронной бизнес-библиотеки ставить активную ссылку на наш сайт. По всем вопросам касательно сайта пожалуйста пишите на почту
      Карта сайта